А все-таки Бог есть!

просмотров: 801

А все-таки Бог есть!Родился 25 (12 по старому стилю) сентября 1905 г., в селе Гам, Устьвымского уезда, Вологодской губернии. Окончил Сыктывкарский педагогический техникум (свидетельство 20 июня 1927 г. № 79) и курсы повышения квалификации в Вологодском учительском институте). Судя по сохранившимся документам (справкам, удостоверениям, письмам), ставшим немыми свидетелями событий в жизни отца конца 20-х – начала 30-х гг. прошлого столетия, он историю, географию и физику в школах сел Гам (в школе молодежи 1 год), Кослан (в Районно-опорной школе 3 года и Образцовой начальной школе 2 года), Чернутьево (в начальной школе 2 года). Летом 1935 г. назначен директором средней школы № 1 еще не существо-вавшего тогда города Мончегорска в Кольском Заполярье). Школу эту я помню. Она представляла собой одноэтажное рубленное из бревен здание, одиноко стоявшее неподалеку от озера Имандры в теперешнем пригородном поселке Монча, что в переводе с саами означает красавица, красивый. Тогда школа была единственным деревянным зданием в будущем городе, если не считать хижины лопаря (саама), стоявшей на самом берегу озера Имандры. Неподалеку от школы вдоль берега озера были развернуты многие сотни, а может и тысячи палаток строителей нового города, вероятно среди них были и ссыльные. Нумерация школ в Мончегорске неоднократно менялась. Я учился в трехэтажном каменном здании, которое называлось тоже первой Мончегорской школой.

В 1983 г. я на своем автомобиле ездил по маршруту Ленинград – Петрозаводск – Кандалакша – Алакуртти – Кандалакша – Мончегорск – Мурманск и обратно. Побывал в поселке Монча, в городском музее, в котором оставил копии некоторых документов и фото отца. Теперь первая Мончегорская средняя школа располагается в центре города.

Из-за часто меняющейся, "капризной" погоды отец простыл. Острое респираторное заболевание осложнилось вначале острым гнойным отитом (воспалением среднего уха), позже - лептоменингитом (воспалением оболочек головного мозга). Больного папу доставили самолетом в Мурманскую окружную больницу, оперировали (эта операция называется трепанацией черепа и проводится она для снижения внутричерепного давления при развитии отека мозга), но помощь оказалась неэффективной.

Непосредственная причина, приведшая к смерти отца в больнице, теперь не известна. Ретроспективно можно лишь предполагать, что гибель его явилась следствием отека мозга, развившегося в результате гнойного воспаления мозговых оболочек. А оказанная помощь была неэффективной, вероятнее всего, из-за поздней госпитализации и низкой квалификации оперировавших хирургов, конечно же на трагический исход болезни повлияло отсутствие в то время каких бы то ни было антибиотиков и даже сульфаниламидов. Папа умер в больнице 22 октября 1935 г., прожив всего 30 лет и 29 дней. Захоронен в Мурманске.

Кладбище расположено на горе, над центром города. Могилы его в мае 1983 г. я не нашел потому, что это старое кладбище запущено, а спросить было не у кого.

Мои воспоминания о папе смутны. Они настолько переплелись с воспоминаниями о нем других, особенно мамы и тети Оли, что я теперь сомневаюсь, я ли это так запомнил или моя память несет в себе воспоминания других. Поэтому приведу некоторые воспоминания об отце мамы, тети Оли и других знавших его. Все они говорили, что он был красивым, сильным духом мужчиной, среднего роста, с вьющимися каштановыми волосами, голубыми глазами. В голодные тридцатые годы говорил, что если бы вдруг он стал буржуем, то поставил бы на стол ведро сливочного масла. Когда же ему приходилось есть "пустые" щи, сваренные из воды, капусты и соли, то ли в шутку, то ли всерьез он нахваливал их: - "Ай да щи! Мое любимое блюдо". В бога, к великому сожалению мамы, не верил, но сочувственно относился к ее верованию. Как же была рада мама, когда из его уст незадолго перед кончиной она услышала: “А все-таки Бог есть!”.