650 лет вхождения Коми края в состав Московского государства

просмотров: 1368

650 лет вхождения Коми края в состав Московского государстваВ этом году исполняется 650 лет вхождения Коми края в состав Московского государства. Почему именно 1363 год считается ключевым в процессе единения Коми и России? Как проходило это самое единение? На эти вопросы мы попросили ответить известного ученого, доктора исторических наук, директора Института языка, литературы и истории Коми научного центра Игоря Любомировича Жеребцова.

– Игорь Любомирович, историкам известно, что вхождение Коми края в состав России было длительным процессом. На территорию Коми края претендовали Новгородская земля, Ростово-Суздальское княжество и вогульские княжества. Почему ни одна из этих сил не смогла установить свою власть над всей территорией Коми?

– Во-первых, и для Новгородской земли, и для Ростово-Суз­дальского княжества, и для вогулов Европейский Северо-Восток и, в частности, местности, населенные коми народом, были весьма отдаленной территорией, располагавшейся на самой окраине их владений. Реальной постоянной власти Новгорода и Ростова ни во всем Коми крае, ни в отдельных его районах не существовало. Различные территориально-племенные группы коми управлялись местной племенной знатью. В условиях постоянно шедшей острой борьбы за первенство между различными региональными центрами власти и на Руси, и в Зауралье, опасности нападений внешних врагов ни Новгород, ни Ростов, ни разрозненные вогульские княжества просто не имели возможностей осуществить свои намерения по контролю за Коми краем в той мере, в какой они это декларировали, даже если бы действительно хотели этого.

А во-вторых, на мой взгляд, они и не ставили перед собой такой стратегической цели - установления своей власти над всем Коми краем. Каждая из этих соперничавших между собой сторон решала определенные тактические задачи.

– Какие именно?

– Для новгородцев, первыми появившихся в наших краях, Вы­чегодско-Удорский регион был не территорией возможной колонизации, привнесения сюда славяно-русской христианской цивилизации, как это делалось Новгородом, например, в Заонежье, а, скорее, «проходным двором» на пути на Печору, где коми тогда еще не жили, и дальше за Урал, в богатые пушниной земли. А также отчасти на более южную и потому куда более хлебородную Вятку.

В Коми крае пушной зверь хотя и водился, но отнюдь не в таком «высокодоходном» количестве. Его, впрочем, хватало, чтобы откупаться от эпизодически появлявшихся здесь новгородских ушкуйников, одновременно являвшихся торговцами, воинами и разбойниками. К слову, нередко эти походы-набеги новгородцев кончались для них неудачно. Сколь-либо существенного влияния на хозяйственное и культурное развитие коми такие торгово-даннические отношения с Новгородом не оказывали. Коми продолжали жить по своим правам и обычаям, даже не подозревая о том, что Новгород декларировал включение территории их обитания в свои владения. Собственно, и декларация эта была адресована отнюдь не местному населению, а сопернику Новгорода Ростову Великому.

Ростово-Суздальское (позднее именовалось Владимиро-Суз­дальское) княжество чуть более преуспело в укреплении своей власти на коми землях, но и то лишь на территории, находившейся поблизости от города Устюга, причем в определенное соперничество с ростово-суздальцами за влияние в Прилузье со временем вступили вятичи, также совершавшие набеги в эту местность. В конечном итоге ростовские князья удовольствовались тем, что получили возможность сбора дани в виде некоторого количества пушнины, а также реальные перспективы использования своими дружинами проходивших по соседству путей к Уралу и за него.

Что касается вогулов, то они двигались на Печору, Вычегду и в Прикамье из-за Урала вследствие потепления климата, вызвавшего изменения ландшафта и связанные с этим проблемы. К тому же из-за засухи в более южных районах тамошние многочисленные и воинственные племена стали переселяться севернее, тесня вогулов. Последние под влиянием всего этого вынуждены были приискивать себе дополнительные новые земли - в частности, на верхней Печоре и Вычегде вплоть до устья Сысолы и даже Яренги. Их «наследство» - это названия Лозым, Шошка, Казлук и некоторые другие. Эта территория была достаточной для их расселения, поэтому на остальные территории коми они, вероятно, и не претендовали. А после того, как в XIV столетии началось похолодание, ландшафт снова стал меняться, уже в обратную сторону, кочевники-вогулы покинули ставшие для них «негостеприимными» земли Коми края.

– А можно ли вообще говорить о Коми крае применительно к той эпохе? Был ли он единым в XII-XIV веках?

– Разумеется, Коми край тех времен - понятие в известной мере условное, поскольку земли с коми населением не составляли единого административно-территориального образования. Аналогичное положение было, кстати, и в других национальных районах. Ростово-Суздальское княжество пыталось контролировать юго-западную часть Коми края: Лузу, низовья Вычегды, Малую Северную Двину. Новгородская земля - северную: Удору, Вымь и прилегающую к ее устью часть среднего течения Вычегды. Вогулы – восточную: верхнюю Вычегду и низовья Сысолы. А юго-восточная часть Коми края, район верхней Сысолы, была довольно тесно связана с Прикамьем, Пермью Великой, откуда в Присысолье и некоторые другие районы длительное время шел приток переселенцев, близких по языку местному населению.

– Вплоть до ХХ века земли коми были административно разделены между несколькими губерниями.

– Действительно, территория современной Республики Коми входила в состав нескольких (трех, а временами и шести) уездов и даже в разные губернии (в начале ХХ века - Архангельскую, Вологодскую, Вятскую и Пермскую). Но вполне возможно говорить о Коми крае как совокупности территориально-племенных округов (вначале) или административно-территориальных единиц (позднее), которые располагались в непосредственной близости друг с другом, были населены коми, или же коми составляли там значительную часть жителей и исторически были тесно связаны между собой.

Но, безусловно, единого Коми края как административно-терри­ториального субъекта и тем более государственного или предгосударственного образования с относительно четкими принятыми территориальными границами, общей системой управления, конкретным административным центром в XIV веке не было.

И это - третье обстоятельство, мешавшее соперникам объединить под своим, даже номинальным, контролем весь Коми край. Понятно, что, переподчинив себе или ликвидировав существовавший центр управления регионом, используя прежние рычаги власти на местах, проще устанавливать контроль за территорией, нежели когда всю систему единого управления надо создавать заново - это слишком хлопотно, долго, да к тому же затратно и вряд ли окупится.

– Почему же это удалось Московскому княжеству?

– Изменилась историческая ситуация. Ростово-Суздальское княжество дробилось, распадалось на уделы, слабело. Новгородцы были заняты колонизацией более близких к Новгороду земель западного и центрального Поморья и обороной западных рубежей, им было не до далекого северо-востока Европы. А Московское княжество в это время крепло, стало гордо именоваться «великим» и опиралось на определенную поддержку Золотой Орды, которую старалось задобрить. Впрочем, Москве тоже не сразу удалось установить реальную власть над Коми краем.

Первоначальная попытка этого была предпринята в 1332-1333 годах, когда великий князь московский Иван Калита, воспользовавшись тем, что новгородцы и подчинявшиеся Ростову устюжцы не выплатили назначенный им чрезвычайный налог для увеличенных выплат Золотой Орде («черный бор», т.е. сбор, побор с «черни», «черных людей», податных сословий) с Вычегды и Печоры, добился у хана разрешения самому взимать для ордынцев «черный бор» с этих территорий. Это была первая дань, которую стало взимать в Коми крае Московское княжество.

Однако это отнюдь не значило, что власть в регионе перешла в руки Москвы. Ведь речь шла не обо всех данях, собиравшихся в регионе, а только об одной-единственной, назначавшейся эпизодически, к тому же собиравшейся не в пользу Московского княжества, а для Золотой Орды. Учтем и то, что вычегодские и печорские земли были отделены от Московского княжества землями ростовского князя, который по-прежнему числил себя владетелем «устюжских мест» - Прилузья и низовий Вычегды, где жили коми. Да и Новгород не собирался отказываться от своих претензий на Коми край. Так что контроль Москвы над регионом оказался лишь номинальным и к тому же ограниченным временем сбора чрезвычайного налога.

– Что явилось ключевым моментом в процессе вхождения Коми края в Русское государство? Почему именно в 1363 году мы «стали россиянами»?

– Датировку эту предложил в 1977 году и обосновал в своем труде «Присоединение Коми края к Московскому государству» видный коми историк Василий Николаевич Давыдов. Ключевым в процессе вхождения объединенного Коми края в Русское государство, по его мнению, стал 1363 год, когда великий князь московский Дмитрий Иванович поставил под свой контроль Устюг с прилегавшими землями, включая Прилузье и низовья Вычегды: «взверже гнев на князя на ростовского Костентина и взял от тово... Устюг и пермские месты Устюгские».

Было образовано зависимое от Москвы Устюжское удельное княжество, включавшее и «места пермские устюжские». Пермью или пермянами назвали тогда коми. Новгород, подчеркивал Давыдов, не имел никакой реальной власти над регионом. Поэтому, как полагал историк, учитывая, что ранее Москва взяла в свои руки «черный бор» с Вычегды и Печоры, следует считать, что именно в 1363 году территория Коми края вошла в состав Московского государства.

Замечу, что «вогульскую проблему» Давыдов не рассматривал, но можно констатировать, что вогулы к этому времени, вследствие климатических изменений и вызванных ими изменений ландшафта, создавших трудности для кочевого хозяйства, в сущности перестали претендовать на земли, населенные коми и, наоборот, стали отходить назад на восток – вначале в верховья Вычегды и на Печору, а позднее и за Урал.

Василий Давыдов доказывал свою точку зрения с помощью исторических документов, поэтому, хотя она и не стала общепризнанной, ее следует рассматривать как весьма аргументированную.

– Поэтому эта дата стала «официальной»?

– Замечу, что общепризнанной даты вхождения Коми края в Русское государство никогда не было. Исследователи выдвигали на первый план различные события. Согласно одному мнению, ключевое событие - создание Пермской епархии с центром в Усть-Выми в 1383 году, по другому - посылка в край наместников великого князя московского в 1451-м, а согласно третьему – финальную точку в этом длительном процессе поставило проведение первого описания земель и населения в Коми крае в 1481-м. Некоторые историки связывали это с первыми походами новгородцев, считая, что начало сбора дани означало включение Коми края в состав Новгородской земли и через нее - в Русское государство. Иные, наоборот, полагали, что следует говорить о вхождении Коми края в единое Русское государство только после разгрома Новгорода московскими войсками и полной ликвидации самостоятельности Новгородской земли в 1470-х годах. Подчеркну, что все это мнения ученых, а не политиков. Поэтому каждое из них имеет свою научную аргументацию, своих сторонников и противников, а вот политиков-«лоббистов» не имеется.

– Отмечалось ли как-то ранее вхождение Коми края в состав России?

– Понятно, что коль скоро не было общепризнанной даты, не было и празднований, хотя историки в свое время, первоначально еще при государе императоре аж в 1883 году, затем при советской власти и после оной, обращались к руководителям республики по этому поводу с различными предложениями.

Пожалуй, в последний раз этот вопрос активно обсуждался научным сообществом в 2009 году на круглом столе «Вхождение народов и регионов в состав Российского государства», проведенном в Сыктывкаре в рамках II Всероссийского симпозиума по исторической демографии. Специально к нему была переиздана работа Давыдова «При­соединение Коми края к Московскому государству».

Участники того заседания приняли резолюцию, в которой отметили, что вхождение Коми в состав России было длительным и сложным процессом, состоявшим из нескольких этапов, но можно принять, что именно 1363 год является годом вхождения Коми края в состав Московского государства и что, таким образом, в 2013 году исполняется 650 лет со времени вхождения Коми в состав России. Участники круглого стола отметили, что считают целесообразным торжественно отметить эту важную историческую дату. Это мнение оргкомитет симпозиума довел до сведения органов государственной власти Республики Коми и общественности. Впрочем, особого интереса ни у тех, ни у других это тогда не вызвало.

– Как изменилась жизнь коми народа после 1363 года?

– Непосредственно после 1363 года, пока власть Москвы в регионе еще не окрепла, жизнь коми мало переменилась. Жителям края было все равно, кому платить дань - Новгороду, Ростову или Москве, тем более что слабость власти позволяла части жителей избегать выплат. Соответственно не было и сопротивления жителей вхождению края в Московское княжество. Но со временем ситуация менялась. Дополнительные, чрезвычайные налоги, собиравшиеся время от времени московским князем для Золотой Орды, вызывали естественное недовольство. А постепенное укрепление в крае управленческого аппарата, формировавшегося по принятому на Руси образцу, оставляло местному населению все меньше возможностей уклоняться от налогов. Не случайно два десятилетия спустя представитель местной родовой знати Пам говорил, обращаясь к соплеменникам: «Что хорошего быть может нам от Москвы? Не оттуда ли к нам тяготы идут, дани тяжкие, и насилия, и судьи, и соглядатаи, и караульщики? Не от нашей ли охоты меха в Орду посылаются?.. И... князья, и бояре, и вельможи мехами обогащаются, в меха одеваются и ходят, красуясь...»

– Процесс вхождения в состав России был связан и с христианизацией коми народа. А со старыми богами обычно легко не расстаются. Взять те же легенды о чуди. Можно предположить, что далеко не все коми население в едином порыве пошло под руку Москвы?

– Действительно, христианизация, ставшая очередным этапом укрепления влияния Москвы в регионе, также встретила сопротивление значительной части жителей-язычников. В 1379 году многие коми «пожелали воспротивиться сему», и Стефан поначалу «много зла претерпел от неверных пермян: озлобление, ропот, брань, хулу, укоры». Проповеднику угрожали смертью, «обступали его с двух сторон и кругом с дубинами и длинными палками, желая нанести... смертельные удары», а однажды попытались сжечь на костре. В 1380 году упоминавшийся уже Пам с отрядом явился с Вишеры к устью Выми, чтобы изгнать Стефана и сжечь церковь. То, что по распоряжению Стефана вокруг возвышенности, на которой стояли строения, выкопали ров, насыпали вал и построили стены Усть-Вымского городка, тоже свидетельствует о неспокойной, мягко говоря, обстановке. В 1384 году «владыка Стефан… боги их в конец сокрушил, раскопал, огнем пожегл, топором посекл, сокрушил обухом, испепелил без остатку». Досталось и язычникам: «...были напоследок истреблены дома их и окончательно очищены от кумиров». Пам обратился к Стефану: «Кто дал тебе власть сие творить? Кто послал тебя в землю нашу, чтоб надругался ты над нашими богами, и храмы их разрушил, ...и службу нашу и честь в грязь втоптал, и веру нашу искоренить хотел?»

Но стоит сказать, что у Стефана нашлось множество добровольных помощников из числа принявших христианство коми, с азартом истреблявших былых кумиров и преследовавших их поклонников. Оставшиеся язычники вынуждены были покинуть родные места: «А непохотел кто к святей вере быти, отиде теи на Удору и на Пенегу с жоны и детьми свои». Оттуда в 1389 году коми язычники приходили на Вычегду, сожгли монастырь возле Яренского городка, «людей монастырских посекли». Удора оставалась языческой еще полвека… Междоусобные войны середины XV века тоже радости жителям края не добавили - их территория стала ареной борьбы между сторонниками и противниками московского князя Василия.

Однако после того, как положение в государстве стабилизировалось, Москва предприняла меры для того, чтобы территория расселения коми народа перестала быть ареной разорительной для местных жителей борьбы между княжествами, оказалась более надежно защищена от нападений соседних кочевых племен. Усилились культурно-хозяйственные связи между коми и русскими, имевшими давний опыт проживания по соседству, взаимообмена методами ведения хозяйства. Исторические источники не сохранили никаких сведений о конфликтах между коми и русским населением региона на национальной почве. И в глазах властей коми крестьяне-христиане отнюдь не воспринимались «инородцами», несмотря на языковые различия.

– Через семнадцать лет после вхождения коми в состав Московского княжества произошла Куликовская битва. Наши ратники там участвовали?

– Может, и участвовали, только мне и моим коллегам-историкам об этом ничего не известно. Впрочем, есть мастера пера, которые уверенно пишут, что только благодаря коми и была одержана победа на Куликовом поле, и сам Дмитрий Донской благодарил зырянских богатырей. Но это уже другой жанр писаний, к науке отношения не имеющий. А если серьезно, то иноязычное языческое население Вычегды и иных районов вряд ли могло быть призвано в русскую православную рать. Единственное исключение может быть сделано для коми населения прилегающих к Устюгу районов, где коми принимали христианство еще до Стефана. Не исключено, что выходцев из этих мест брали на военную службу, и они вместе с устюжскими ратниками могли участвовать в Куликовской битве.

– А если предположить, что Коми край не вошел бы в состав Русского государства в XIV веке. Как бы тогда развивалась наша история?

– Думаю, не сильно бы отличалась. Общая тенденция исторического развития все равно осталась бы прежней, менялись бы только конкретные даты, конкретные имена да темпы развития некоторых процессов. Не вошел бы в XIV веке при Дмитрии Донском, включили бы в XV при Иване III, когда Московское княжество стало претендовать уже и на Зауралье, отправляя туда войска через территорию Коми края. Конечно, в этом случае христианизация, наверное, пошла бы иначе - не так ярко и стремительно, как это сделал Стефан (с созданием коми азбуки, переводом богослужебных книг на коми язык и т.д.), а более медленно, шаг за шагом, с Лузы на Сысолу, оттуда на среднюю Вычегду. Проводимая миссионерами, имена которых вряд ли сохранились бы для потомков, христианизация завершилась бы значительно позже. Вряд ли была бы создана и епархия с центром в Усть-Выми; скорее, центр Пермской епархии оказался бы в Чердыни. Да еще, пожалуй, Строгановы начали бы попозже заниматься солеварением в Вычегодском крае. В общем, мир бы не перевернулся.