Главный научный интерес – историческая демография

просмотров: 821

Главный научный интерес – историческая демографияДиректор Института языка, литературы и истории Коми научного центра Уральского отделения РАН о памятниках царям и царицам, присоединении Коми края к Московскому государству и этнической геномике.

– Игорь Любомирович, Вы недавно вернулись из Ухты. Ездили по делам?

– Вместе с доктором культурологии Владимиром Сулимовым ездили поздравить с 85-летием историка и краеведа Ленфрида Борозинца. Долгие годы он занимается научными изысканиями, связанными с освоением северных недр, и в свои почтенные годы не растерял энергии и хорошего любопытства.

Осенью планируем провести в Воркуте симпозиум по теме политических репрессий. Борозинец предупредил, что его доклад, как всегда, внесет некоторый диссонанс в обсуждение: у него своя точка зрения по поводу освоения Севера силами ГУЛАГа. Но ведь симпозиум и есть место для дискуссий.

– Борозинец, видимо, считает, что использование труда заключенных было исторически оправдано?

– Часть исследователей считает, что это один из методов освоения Севера, который, если не брать во внимание моральный аспект (выделено редакцией), был в тех условиях вынужденно обусловленным. Другие говорят о неэффективности подневольного труда. Третьи вообще считают невозможным даже ставить вопрос об этом…

– В нашем крае начинают говорить о «вынужденно обусловленном » труде заключенных, в Якутске поставили памятник Сталину…

– Интерес к фигуре такого масштаба будет всегда. Сталин интересен в качестве руководителя, при котором происходили как совершенно жуткие вещи, так и абсолютно великие свершения. Поиск ориентиров у любого народа происходит в собственной истории.

– В этом году в республике отмечают 630-летие создания Усть-Вымской (Пермской) епархии и присоединения Коми края к Московскому государству.

– Здесь необходимо учитывать все нюансы, вплоть до того, что не было в то время ни Коми края, ни единого Русского государства. Новгород, Ростов, Москва, да еще и вогульские (мансийские) княжества оспаривали друг у друга право в той или иной мере распоряжаться богатствами Европейского северо- востока. Согласно одному из мнений, ключевой вехой в этом растянувшемся на века процессе было создание в 1383 году Пермской епархии с центром в Усть-Выми.

А один из крупнейших коми историков Василий Николаевич Давыдов считал, что ключевое событие произошло на 20 лет раньше, в 1363 году, когда Московское княжество присоединило к себе Устюг и значительную часть территории, населенной коми народом. Это достаточно аргументированная точка зрения, исходя из которой, в нынешнем году следует отмечать 650-летие вхождения Коми в состав Московского княжества.

При этом надо иметь в виду, что процесс присоединения остальных коми земель продолжался вплоть до конца XV века. Финальную точку поставил лишь первый государь всея Руси Иван III, о чем говорил, в частности, еще мой отец – этнограф Любомир Жеребцов.

– Василий Тимофеев – автор книг пo нефтяной истории Ухты – предлагает поставить в Ухте памятник Петру I. Он утверждает, что именно Петр отметил важность обнаруженного в 1721 году выхода нефти со дна реки Ухты.

– В республике началось какое-то повальное увлечение памятниками царям и царицам. То Екатерине II в Сыктывкаре, то Петру… Я не против, можно и Дмитрию Донскому поставить памятник (при нем основана епархия), и Ивану III (он первую экспедицию на поиски руды на Цильму отправил), и Ивану Грозному (он дозволил на Выми соль добывать), и Александру I (за вклад в развитие лесной промышленности).

Но тогда, почему бы не поставить памятник голландскому ученому и государственному деятелю Николасу Витсену, который в 1692 году издал книгу «Северная и Восточная Татария »? В ней говорится об ухтинской нефти, и Петр, кстати, был знаком с этой книгой.

Или Григорию Черепанову, доставившему в Петербург образцы ухтинской нефти в 1721 году? Или Федору Прядунову – основателю первого нефтепромысла на Ухте? Но если уж решат ставить памятник Петру I, то непременно читающему книгу Витсена…

– С кем из ухтинских ученых и общественных деятелей Вы поддерживаете отношения?

– Самые давние контакты существуют с Раисой Леонидовной Поповой. С ней мы тесно сотрудничали по линии Общества изучения Коми края. В последнее время общаемся с историками Андреем Кустышевым и Владимиром Бубличенко. Они преподаватели УГТУ, специалисты по ГУЛАГу, защищали в Сыктывкаре диссертации, постоянные участники наших конференций. Сотрудничаем также с Александром Витязевым, который участвовал в нескольких сыктывкарских симпозиумах по исторической демографии.

В Ухте сложился интересный круг ученых-историков. Несмотря на разницу в возрасте и методических подходах, они умеют работать вместе.

– Над чем сегодня работают в институте?

– Мы все больше стремимся к проведению интеграционных и междисциплинарных исследований. Благодаря успехам, достигнутым в области генетики человека, появился, например, новый уникальный источник информации для исторической науки – этническая геномика. Сопоставив ДНК-марки современных народов Урала с ДНК человеческих останков, найденных в древних могильниках, мы будем знать, с какого времени коренные народы Урала обитают на этой территории. Руководит проектом доктор исторических наук Павел Павлов. Если ему удастся доказать чистоту эксперимента…

– Так это, пожалуй, и будет самым трудным – чистота эксперимента.

– Да, главный вопрос – где брать достоверный материал для исследования. Я, например, коренной сыктывкарец, но в моей «крови» – коми крестьяне и русские рабочие с Урала, сельские священники и горожане. В «крови» моих детей – еще поморы и тверские карелы.

– А чем сегодня занимаетесь лично Вы?

– Главный научный интерес – историческая демография. Есть желание начать издание источников о народонаселении. Это писцовые книги и ревизские сказки, которые хранятся в архивах Москвы, Вологды, Архангельска, Устюга, в нашем Национальном архиве. На все это нужны время и деньги – постоянный дефицит всех ученых.

В этом году удалось выступить на конференциях в Индии (Мумбаи) и Туркмении, где обсуждались, в частности, миграционные процессы в Северной Евразии. Нашу республику готовится посетить группа исследователей из Центра Центральноевразийских исследований Мумбайского университета. В Астане минувшим летом я прочитал в Национальном университете имени Л.Н. Гумилева курс по исторической демографии. Наши научные контакты долгое время ограничивались Европой. Пришла пора поглядеть и в другую сторону.