Улица Оплеснина

просмотров: 1293

добавить фото к этой публикацииНиколай Оплеснин в Ухте никогда не был. Но именно его именем в 1950 году был сначала назван поселок (бывший военный городок), а затем 27 декабря 1957 года – новая ухтинская улица. Так наш город встал в один ряд с еще тремя населенными пунктами – Выльгортом, Сыктывкаром, Чудово, в которых тоже появились улицы имени Оплеснина – одного из 38 уроженцев Коми, получивших звание Героя Советского Союза. 12 декабря Оплеснину исполнилось бы 93 года.

Теплоход в тетрадке


В доме по улице Республиканской (ныне Орджоникидзе) в Сыктывкаре прошло почти все детство Николая Оплеснина. Здесь за большим обеденным столом часто собиралась его семья: мать Анна Ефимовна, дед Ефим Петрович Кочев и двоюродные братья и сестры, время от времени приезжавшие из Выльгорта в Сыктывкар.

Николай родился в Выльгорте и нередко сам наведывался к кузенам. По словам его младшего двоюродного брата Сергея Михайловича Кочева, оставшегося к настоящему времени, вероятно, единственным из близких родственников, который рос вместе с ним и хорошо его помнит, дед Ефим Петрович оказывал на Колю большое влияние. Мальчик рос без отца, никогда его не видел и знал только, что погиб он в Первую мировую войну. Но семья не бедствовала. В 1930 году Оплеснины переселились в построенный ими дом рядом с будущим зданием Сыктывкарского драмтеатра на улице Первомайской. Под чутким взглядом матери Коля ежедневно делал зарядку, обливался водой, проявлял интерес к спорту. Помимо этого посещал уроки живописи известного в Коми художника Валентина Полякова, поэтому неплохо чертил и рисовал. Сергей Кочев до сих пор отчетливо помнит, как старший брат, который в начале 30-х годов учился в Сыктывкарском строительном техникуме, приехав в Выльгорт на каникулы, нарисовал в его тетрадке разрезающий морские волны теплоход.

«Коля был для меня примером во всем: занимался лыжным и велосипедным спортом, плаванием, легкой атлетикой. А самое главное – он был справедливым и честным. В его доме меня всегда принимали с радостью, его мама и отчим были хлебосольными и гостеприимными хозяевами. Как и все дети, мы шалили, играли в прятки и догонялки. Он верховодил во всех забавах. У нас даже был свой акробатический номер: мы забирались на плечи друг другу, образуя пирамиду, и старались простоять в таком положении как можно дольше», – вспоминает Сергей Михайлович. Акробатические навыки – не единственное, чем мог удивить Николай. Еще обучаясь в школе, он возглавил команду из пяти человек, отправившуюся в сложный поход на лыжах по маршруту Сыктывкар – Архангельск протяженностью более тысячи километров.

Занятия живописью и графикой для Оплеснина не прошли даром. В 1934 году он с отличием окончил строительный техникум. Работал инженером-строителем в сыктывкарской проектной организации. Сергей Кочев рассказал, что на основе проектов брата в Сыктывкаре были построены парашютная вышка и несколько жилых домов, в том числе и так называемые дома специалистов.

Под гнетом сталинской дубинки


С 1936 по 1938 год Оплеснин служил в Москве в дивизии НКВД, не раз маршировал по Красной площади на парадах. Потом рассказывал близким, что видел Сталина, Молотова, Берию, Чкалова. И словно в насмешку в 1937 году арестовали его любимого деда старосту Выльгортской церкви Ефима Петровича Кочева, выступившего против закрытия храма. Через год расстреляли. В том же году к высшей мере приговорили дядю Николая, мужа младшей сестры матери. Саму женщину осудили на 8 лет лагерей, где вскоре она и скончалась.

Когда Николаю, прибывшему домой на побывку, местная организация НКВД предложила остаться в Сыктывкаре, он отказался, а жене Надежде Николаевне в «тихом» разговоре признался, что «не хочет служить тем, кто убивает безвинных людей».

Три геройских заплыва


Начало войны застало Николая в военном лагере под Вологдой. Получив приказ отправляться на Северо-Западный фронт, он покинул молодую жену и годовалую дочь Инну. Младший лейтенант Оплеснин занимал в штабе дивизии скромную должность помощника начальника оперативного отделения. Он часто писал с фронта жене и друзьям нежные письма, иронизировал над тяготами военной жизни.

В ходе тяжелых боев в сентябре 1941 года 111-я стрелковая дивизия оказалась в окружении под Новгородом и остановилась в 20 км от реки Волхов. В эти страшные дни Оплеснин вел дневник. Он писал: «Наша часть полностью окружена. Двигаясь на северо-восток, мы часто меняем направление, сбивая с толку немцев. Местные жители подтвердили, что на восточном берегу реки Волхов наши, а на западном – немцы».

Для спасения нужно было установить связь с основными силами Красной Армии и договориться о совместных действиях для прорыва вражеского кольца. Речь шла не о коротких радиограммах. Николай попросил разрешения форсировать вплавь широко разлившийся студеный Волхов и доставить с другого берега план совместных действий. Командир дивизии спросил: «Доберетесь?» – «Обязательно, товарищ подполковник, – ответил Оплеснин. – У нас в Сыктывкаре две реки – Сысола и Вычегда – не уже этой. Переплывал». И он переплыл, не один, а три раза.

«Пулеметная очередь взметнула вокруг меня фонтаны брызг. Вспыхнули огненные кривые трассирующих. Я снова под водой. Снова раздирающее грудь желание вдохнуть воздух. Стараюсь не всплывать как можно дольше. Всплываю на поверхность, плыву, плыву с такой энергией, с какой я никогда не плавал на самых ответственных соревнованиях», – записал потом в дневнике Николай. Он вспоминал, как долго и унизительно его проверяли на другом берегу. Но ему все-таки поверили. Оплеснину удалось установить связь с восточным берегом. Вскоре дивизия вырвалась из окружения. 27 декабря 1941 года младшему лейтенанту присвоили звание Героя Советского Союза. Но перед этим беспардонно проверяли «истинность проявленного героизма».

В феврале 1942 года он ненадолго приезжал в Сыктывкар повидаться с семьей, друзьями. Это была его последняя встреча. 19 марта 1942 года Оплеснин сопровождал начальника штаба дивизии на передовой. Они попали под артиллерийский обстрел, и оба погибли. Были похоронены в лесу в районе города Чудово Новгородской области. После войны Оплеснина перезахоронили в Центральном парке города Чудово, воздвигли памятник герою. В 1985 году могилу перенесли к Мемориалу погибшим воинам, сооруженному в этом же городе.

9 мая 1965 года на доме № 14 по улице Оплеснина в Ухте была установлена Памятная доска из белого мрамора с барельефным портретом героя.

Двоюродный брат героя Сергей Михайлович Кочев служил на Первом Белорусском фронте. Вернувшись с войны, поддержал семью Николая Оплеснина, вырастил его дочь Инну. Супруга Надежда Николаевна Оплеснина ушла из жизни в 1988 году. Инны не стало десять лет назад. В Сыктывкаре сегодня живут внуки Оплеснина – Алексей и Николай Помысовы.

Звание Героя Советского Союза как высшая степень отличия «за личные или коллективные заслуги перед государством, связанные с совершением геройского подвига», было учреждено 16 апреля 1934 года Постановлением ЦИК СССР.

1 августа 1939 года Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «Золотая Звезда» – знак отличия лиц, удостоенных звания Героя. Медаль изготавливается из золота и имеет форму пятиконечной звезды. На оборотной стороне надпись «Герой СССР». Первые Звезды Героев Советского Союза были вручены семерым авиаторам, участникам экспедиции по спасению пассажиров затонувшего 13 февраля 1934 года в Чукотском море парохода «Челюскин».

Героям Советского Союза вручались орден Ленина, медаль «Золотая Звезда» и грамота Президиума Верховного Совета СССР. В современной России это звание заменено званием Героя Российской Федерации.