Воспоминания Василия Алексеевича Карманова

просмотров: 1359

Воспоминания Василия Алексеевича КармановаРодился 20 апреля 1905 года в селе Ужга Койгородского района Коми АССР, в крестьянской семье. Детство провел в деревне Ибпон Ужгинского сельсовета. Учился там в земской 4-х классной начальной школе и окончил ее в 1917 году.

Школа помещалась в деревянной часовне. Во время учебы иконостас закрывался большими деревянными дверями. В одной комнате размещалось по два класса: 1 и 3 или 2 и 4. Прием в школу был не ежегодный, а через год.

Общие предметы вела учительница Христина Георгиевна Холопова, уроженка деревни Кочпон. Была она одинокая, в деревне и в школе пользовалась большим авторитетом. Закону Божьему учил священник Викентий Попов (отец Викентий). Уважением среди учащихся он не пользовался, и во время уроков дисциплины не было.

Позднее часовня сгорела. Учащихся перевели в село Ужга на расстоянии трех километров.

Учащиеся после школы занимались "спортивными" играми. Из книг мы узнали, что ребята катаются на коньках. В село заводских коньков не привозили, и тогда сами ребята начали приспосабливать коньки из старых кос-горбуш: ломали пятку косы с согнутым концом, острием заколачивали в деревянную колодку. К валенкам привязывали шнурком. На таких коньках катались. За то, что ребята начали ломать косы-горбуши для коньков, некоторым доставалось от родителей. Тогда начали искать другой путь. В деревне жил знаменитый и доброжелательный, кузнец Лаврентий Иванович. Он был хромой, вместо ноги - самодельный деревянный протез. Ему мы и показали образец коньков "Снегурочки" и попросили сковать нам коньки. Он согласился при условии, что за это мы будем заносить под навес уголь, носить воду в кузницу и качать меха для кузнечного горна, когда он работает. Эти условия мы приняли и стали выполнять, а он изготовил нам коньки с расчетом, чтобы можно было гвоздями прикрепить их к деревянной колодке. Так мы обзавелись коньками и занимались конькобежным спортом.

Другим развлечением было гонять шар, изготовленный из березового нароста (вместо хоккея). Ребята делились на две партии, по шару ударяли приспособленными палками и катали его вдоль укатанной дороги. Победительницей была та партия, которая оттесняла другую партию до конца деревни.

Летом основными играми были игры в мяч и в городки. Зимой, обычно в выходные и праздничные дни, все ребята собирались вместе и катались с горы на санках. Крику и смеху было вдоволь.

Одежонка была бедная, в школу большинство из нас ходили в домотканых холщовых рубашках и штанах. Штаны были окрашены в синий цвет, а рубашки - в клетку: нитки окрашены в разные цвета. Школьные книги и тетради носили в холщовых сумках, повешенных на лямке через плечо.

В 1917 году я начальную школу окончил и решил продолжать учебу дальше. Из нашей местности многие учились в селе Ношуль в высшем начальном училище. Осенью 1917 года решил со старшими товарищами отправиться в Ношуль на учебу в ВНУ (высшее начальное училище). От села Койгородок до села Объячево человек 10 прошли пешком через лес 80 километров. Чтобы в дороге не заблудиться, в Койгородке нанимали сопровождающего до половины пути. Пока шли лесом, видели много интересного. С тропинки взлетела большая черная птица. Ребята кричат: "Смотрите, это орел". Дядя Михей (проводник) объяснял нам, что это действительно самая большая птица в наших лесах, но не орел, а глухарь. А глухарь сидел на тропинке и клевал мелкие камешки. Питаются эти птицы ягодами, сосновой хвоей, а камешки перетирают в желудке пищу.

Видели крупное животное, похожее на быка. Михей говорил: это лось, самое большое животное на севере. Летали рябчики с дерева на дерево. Прыгали зайчишки-трусишки. А сколько спелой брусники кругом! Но собирать было некуда, да и некогда - надо шагать вперед. Шли и удивлялись, как богата наша парма животным и растительным миром!

В половине дороги в охотничьей лесной избушке переночевали, а дальше пошли одни, без сопровождающего, так как все лесные тропинки выходили на большую дорогу, идущую в село Объячево. На третьи сутки добрались до Ношуля.

Нас, новичков, 1 сентября приняли в 1 класс высшего начального училища. При школе общежитие было очень маленьким, и занимали его старшеклассники. Нам пришлось устраиваться на частных квартирах.

С первых дней учебы потребовали, чтоб мы одевались по форме: черная сатиновая рубашка, черный кожаный ремень с медной бляхой, на бляхе - крупные выпуклые буквы В.Н.У.

При школе были хорошо оборудованные школьные мастерские: слесарная и столярная, где учащиеся занимались ручным трудом.

В школу надо было приходить на 30 минут раньше начала занятий. Все собирались в общий зал, становились рядами и должны были молиться перед иконами, класть поклоны и петь молитву. В воскресные дни и религиозные праздники учащиеся должны ходить в церковь, выстаивать там службу и петь молитвы вместе с дьяконом. Учащиеся были недовольны необходимостью ходить в церковь и в школе по утрам молиться перед занятиями.

Великая Октябрьская социалистическая революция застала нас в Ношуле во время учебы. На общем собрании нам объявили, что произошла революция. Церковь отделяется от государства. Советская власть религию не признает. Утренние молитвы, а так же посещение церкви отменяются.

Все учащиеся такое важное сообщение приняли с восторгом. Старшие учащиеся, а вместе с ними и мы кричали: "Да здравствует Октябрьская революция! Да здравствует свобода!"

За несколько минут со стен сняли портреты царя, а иконы сорвали и сожгли в печке.

В школе директором был Замятин Николай Михайлович, пожилой человек, к учащимся он относился корректно, вежливо, и в то же время был очень требовательным в соблюдении школьной дисциплины.

После Октябрьской революции школу реорганизовали и дали название Школы второй ступени. Окончившие школу получали свидетельство о среднем образовании.

Весной 1918 года, по неизвестным причинам, учащихся распустили на летние каникулы рано. Началась весенняя тайка, разлились ручьи, а в лесу лежал еще снег. По лесной тропинке до Койгородка пройти 30 километров было невозможно. Пришлось возвращаться домой по основному тракту, пешком через Визингу до села Ужги. Прошли расстояние больше 200 километров в возрасте 13 лет, а на плечах еще висели холщевые котомки с вещами и продуктами. За день проходили километров 40. Последние километры давались с большим трудом. Чувствовалась сильная усталость, ноги были потерты до ран.

Отправиться осенью 1918 года в село Ношуль на учебу я отказался и решил поступить в школу второй ступени в село Визингу.

При школе общежития не было, жить пришлось опять на частной квартире. Были в школе свои недостатки и трудности. Мастерских не было, ручным трудом не занимались. Учебников не хватало, не хватало и тетрадей.

В ноябре 1919 года школа была закрыта, учащихся распустили по домам в связи с наступлением белогвардейцев по Сысольскому тракту на село Визингу. Белогвардейцев встретил в местности села Чукаиб боевой Красноармейский и партизанский отряд и заставил их обратно отступить из района, а скоро они были совсем изгнаны из Коми края.

После восстановления нормальной жизни занятия в школе возобновились.

Школу 2 ступени я закончил в 1922 году. Из школьной жизни мне хорошо запомнился еще следующий эпизод.

Весной 1921 года со станции Мураши в г. Сыктывкар приезжал русский богатырь Иван Поддубный. В селе Визинге он остановился на несколько дней. Нас - учащихся, как физкультурников, прикрепили обслуживать тов. Поддубного во время его выступлений. Запомнилось несколько номеров из его выступлений в Народном доме. Медные монеты он раскусывал зубами на две части. На голову богатыря клали доску, а на доске топором кололи деревянные чурки. Шинное железо Поддубный накручивал вокруг левой руки. Тележную ось на его плечах сгибали в дугу.

После окончания школы второй ступени я решил продолжать учебу вместе со своими земляками в Коми сельскохозяйственном техникуме, который находился в Сыктывкаре.

Из села Ужги отправились мы в город плыть на лодке по реке Сысоле. Другого транспорта в Сыктывкар тогда не было. Путь был довольно длинным: река Сысола оказалась очень извилистой. Иногда плывешь целый день и все находишься под одним селом. Плыли мы до города 5 дней.

В сельхозтехникум поступил я в 1923 году и окончил его в 1927 году. Общежития при техникуме тоже не было, снова жил на частной квартире, что еще больше затрудняло итак скудное материальное положение. Вместо стипендии нам выдавали продукты натурой: ячменя 15 фунтов, воблы 4 фунта, жира нетопленого 2 фунта на месяц. Месячная норма продуктов была очень скудной, тем более выдавалась она нерегулярно.

Директор техникума т. Никитин Василий Никифорович предложил мне работать сторожем столярной мастерской. Мы с Иваном Степановичем Кармановым согласились. Месячный оклад был 9 руб. 89 коп. (расчетная книжка №99). Жить нам разрешили в мастерской. Вечерами учащиеся занимались изготовлением несложных бытовых и учебных предметов: линеек, табуреток и т. д.

В 1924 году сельхозтехникум перевели из Сыктывкара в Усть-Куломский район, в поселок Ульяново, где организовали учебное хозяйство техникума. Здесь материальное положение учащихся намного улучшилось. Учащимся стали выдавать стипендию от 8 до 10 рублей ежемесячно. Всех разместили в общежития, организовали питание в столовой. Кроме того, оплачивали ту работу на производстве учхоза, которая шла сверх производственной практики: мы расчищали просеку в лесу, вели земляные работы и т. д.

Преподавание и практика велись в равной мере по агрономии и зоотехнике, так что выпускались специалисты с агрономическими и зоотехническими знаниями. Проводились практические занятия по сельскому хозяйству. Учащиеся выполняли все полевые работы, начиная с подготовки почвы, посева и заканчивая уборкой и засыпкой зерна в закрома. Работали на лугах: косили на сенокосилках, сгребали сено конными граблями, стоговали.

Проходили практику в порядке очередности понедельно: по животноводству, по хозяйству в целом. Составляли нормы кормления по живому весу и продуктивности, проводили правильную подготовку и раздачу кормов, дойку коров, переработку молока на масло и творог, вели точный учет всей продукции.

В годы учебы с 1925 года я работал контроль-ассистентом по животноводству.

Коровы были холмогорской породы, около 50 голов. Удой составлял от 2000 до 2500 литров на корову.

В 1928 году при Ульяновском учхозе был организован первый в Коми республике крольчатник. Кролики были завезены Союзпушниной из Германии в количестве 50 голов: породы "Шиншилла" (серые) и "Аляска" (черные).

Перед учхозом была поставлена задача увеличения поголовья кроликов, пропаганда кролиководства среди населения, чтобы в конечном итоге увеличить заготовку кроличьих шкурок для промышленности. Руководство крольчатником было возложено на меня.

Кроме производственной практики и учебы, учащихся техникума направляли по населенным пунктам для организации машинных товариществ, для установки приобретенных машин: молотилок, сеялок, сортировок.

Техникум я окончил в 1927 году, получил звание агронома. Работать оставили в учебном хозяйстве техникума инструктором по животноводству, и по совместительству работал завхозом техникума.

В 1930 году переехал работать в г. Сыктывкар. Сыктывкарский райземотдел назначил меня агрономом укрупненного колхоза «Ыджыд вын» («Большая сила») Тентюковского сельсовета.

Председателем колхоза была Колпащикова. При мне она работала недолго. После нее председателем колхоза был выдвиженец из 25-тысячников т. Сысоев. После Сысоева избрали председателем т. Осипова Владимира Васильевича, коммуниста, преданного делу организации колхозного хозяйства.

В это время коллективизация по сельсовету еще не была полностью завершена. Предстояла нам большая работа по вовлечению в колхозы остальных единоличных хозяйств. Проводили много общих собраний граждан по разъяснению устава сельхозартели, выступали с беседами о преимуществах колхозного строя.

Коллективизация, как все новое, проходила в довольно сложных и трудных условиях. Среди местного населения отдельные лица были ярыми антиколхозниками, вели агитацию против колхоза.

В адрес активистов сельсовета нередки были угрозы, были факты избиения активистов дубинками, попытки затоптать верховой лошадью, их обливали из окон кипятком. Несмотря на все это, указания партии и правительства о сплошной коллективизации активисты упорно и настойчиво проводили в жизнь, вели большую политико-воспитательную работу по вовлечению единоличных хозяйств в колхозы. Тогда работали: секретарь парторганизации т. Морозов, председатель сельсовета т. Клыков Алексей Васильевич, председатель колхоза т. Осипов Владимир Васильевич, специалисты сельского хозяйства - землеустроитель Кипрушев Н. и агроном Карманов В. А., то есть я.

В итоге в 1931 году в Тентюковском сельсовете была завершена сплошная коллективизация, единоличники убедились в преимуществах колхозной жизни.

Согласно уставу сельхозартели вступившие в члены колхоза обобществляли в колхоз лошадь, корову, с-х орудия: плуг, борону, телегу, сани, сбрую. В личном пользовании оставалась одна корова, овцы, свинья и куры. Все обобществленное имущество передавалось в колхоз без оплаты, оценивалось в денежном выражении и засчитывалось колхознику как внесенный пай.

Таким путем в колхоз были обобществлены сотни коров и лошадей. Общих дворов не было, скот размещался в частных крестьянских дворах, что весьма затрудняло учет молочных продуктов и расходование кормов.

Очередной задачей после завершения коллективизации стало организационно-хозяйственное укрепление колхоза и в первую очередь - животноводства. Надо было построить животноводческие помещения, силосные сооружения, весь скот перевести в общественные дворы.

Были организованы строительная и полеводческая бригады. Бригадиром по строительству назначили опытного и преданного колхозника Фролова Василия Моисеевича. Бригадирами полеводства были: Малыгин Михаил Иванович, Цивилев Андриан Осеянович, Фролов Иван Васильевич, Сорвачев Николай Степанович. Механизатором был назначен Коданев Иван Григорьевич. Первой заведующей животноводством была Цивилева Мария Степановна. Она много труда и энергии приложила, чтобы колхозное животноводство было поставлено по всем зоотехническим требованиям.

Под руководством Фролова Василия Моисеевича за два года были построены три животноводческих помещения, весь молочный скот был размещен в теплые, светлые дворы. Организован лучший уход, кормление, повысились удои, и госпоставки выполнялись досрочно.

По семейным обстоятельствам Цивилева М. С. была освобождена с должности зав.животноводством и назначен Титов Степан Дмитриевич. Он проработал недолго, был освобожден по болезни. После него назначили зав. животноводством Молодцова Михаила Ивановича. Он много сил вложил в работу. Под его руководством было организована свиноводческая ферма, что дало возможность досрочно выполнять план государству по мясопоставкам.

Тов. Молодцов был заинтересован в расширении молочной фермы.

С этой целью правление колхоза поручило ему произвести закуп коров в селе Керчомья Усть-Куломского района. Закупив там 15 коров, Молодцов гнал их в Сыктывкар. При переезде у Кирульсхого перевоза на пароме коровы сгрудились в один угол, в результате паром опрокинулся и все рухнули в реку Сысолу. Молодцов М. И. оказался тоже в воде, но не растерялся и ухватился за хвост коровы. Коровы, как известно, отлично плавают, вот одна из них и отбуксировала своего начальника к берегу, спасла его от неминуемой гибели. Остальные коровы тоже благополучно переплыли реку.

Особый интерес к механизация в колхозе проявлял т. Коданев Иван Григорьевич. В то время тракторов и автомашин не было. Жнейки, молотилки, косилки работали на конной тяге. Все приобретенные машины проходили через руки Ивана Григорьевича. По механизации он был первым моим помощником. После покупки новых машин мы вместе возились с ним целые дни: разбирали, очищали от заводской смазки, снова смазывали и устанавливали для работы. Особенно долго пришлось устанавливать шестиконную молотилку. У Ивана Григорьевича было мечта - приобрести для колхоза трактор и автомашину. Мечта сбылась только в 1943 году, когда была организована Сыктывкарская машино-тракторная станция (МТС).

Особо надо отметить бригадира по овощеводству Цивилеву Анну Николаевну. Она работала преданно и от всей души. На огородный участок всегда приходила первой и уходила последней. Под ее руководством в колхозе стали выращивать огурцы в парниках, а на больших площадях - капусту, морковь, свеклу. Благодаря ее заботам выполнялись агротехнические указания, урожаи овощных культур были высокие, планы госпоставок выполнялись досрочно и с превышением.

Все полеводческие бригады, колхозники и колхозницы работали не считаясь со временем, всё делалось на совесть. Особенно хорошо работали в период весеннего сева, в период уборки полевых культур и на сенозаготовках. Многие колхозники ночевали на лугах, чтобы ранним утром по росе косить, а днем сушить, сгребать и стоговать сено. Председателя колхоза Осипова В. В. в 1938 году мобилизовали в Советскую Армию, и председателем был избран Фролов Василий Моисеевич. Много сил и энергии он вложил в колхозное хозяйство, был замечательным хозяйственником.

За период работы агрономом в Тентюковском сельсовете я приобрел опыт организационной работы в колхозном строительстве и благодарен партийной организации, руководителям сельсовета и колхоза, колхозникам.

Тентюковская школа была реорганизована в школу колхозной молодежи. Были введены уроки по сельскому хозяйству. В 1933 году месяца два я преподавал в этой школе агротехнику с-х культур (по совместительству). С переводом на работу в Сыктывкарский горземотдел работа моя в Тентюковском сельсовете, в колхозе "Ыджыд вын" и в школе прекратилась.

В 1933 году Коми Обземуправлением был я направлен в Прилузский район в с. Объячево. В то время райземуправление было реорганизовано на райземотдел и районное животноводческое объединение. Я был назначен зоотехником районного животноводческого объединения. Главной задачей была постройка животноводческих помещений в районе, чтобы поместить весь скот в теплые общественные скотные дворы. Кроме того надо было обеспечить выполнение зоотехнических мероприятий: улучшить породность скота за счет завоза холмогорских бычков и телок; увеличить поголовье всех видов скота и повысить продуктивность молочного скота. Для проведения указанных мероприятий большую часть времени я ездил по колхозам района.

Руководители колхозов принимали практические меры, и состояние животноводства из года в год улучшалось. Повысилась продуктивность скота, улучшились условия для госпоставок.

С организацией Летского района в феврале месяце 1936 года меня перевели в Летское райземуправление и назначили зоотехником Слудского участка, который включал три сельсовета: Прокопьевский, Слудский и Мутницкий, а впоследствии работал в Верхолузском сельсовете с обслуживанием пяти колхозов.

Проблемы в животноводстве были те же, что и в Прилузском районе. Надо было усиленно строить животноводческие помещения и силосные сооружения. Но для этого в бригадах было недостаточно плотников. В это время колхозам был установлен план лесозаготовок в несколько тысяч кубометров, и основная рабочая и гужевая сила зимой была занята в лесу на заготовке древесины леспромхозу.

Чтобы ускорить строительство и облегчить тяжелый ручной труд - распиловку бревен на плахи и тес, руководители колхоза имени Ленина Слудского сельсовета т. Мусанов И. П. и колхоза "Перелом" Верхнелузского сельсовета Попов А. П. обратились с ходатайством непосредственно к министру сельского хозяйства Союза ССР. Министерство учло нуждаемость северных колхозов, и ходатайство было удовлетворено - колхозы получили лесопильные рамы.

В колхозе им. Ленина раму установили к приводу от водяной мельницы, в колхозе "Перелом" установили к тракторному приводу. Это позволило шире развернуть строительство хозяйственных построек и ремонтировать дома колхозников.

За два года были возведены необходимые животноводческие помещения, весь молочный скот и поголовье свинофермы были размещены в светлых и теплых дворах. Навоз стали вывозить тележками по рельсам. Поставили кормозапарники от небольших паровых котлов, установили автопоилки.

Второй важной задачей была необходимость улучшения породности скота, с этой целью в колхозы стали приобретать холмогорских бычков и телок через заготконторы. В колхозы им. Ленина и "Перелом" закупили чистопородных племенных жеребцов Орловской породы.

Работники животноводства были недостаточно знакомы с зооветеринарными правилами и, чтобы повысить их знания, проводились курсы по животноводству в Слудском и Верхолузском сельсоветах, на которых участвовало по 30 человек слушателей. Преподавателями на курсах были зоотехник Карманов и ветврачи Попса и Канев. Эти мероприятия и честный труд работников животноводства способствовали повышению продуктивности скота, увеличению их живого веса и создавали условия для досрочного выполнения госпоставок по молоку и мясу.

В 1936 году в Слудское сельпо был завезен первый велосипед, который продали мне по разрешения сельского совета. На нем я проехал не одну тысячу километров по колхозам, полевым и лесным тропинкам.

В июне месяце 1941 года началась Великая Отечественная войне. Немецко-фашистские полчища вероломно напали на Советский Союз. На защиту Родины мобилизовали главного агронома райземотдела т. Пунегова Н. С. и старшего агронома TМC т. Петряшова. Чтобы обеспечить руководство сельским хозяйством, в феврале 1942 года приказом по Коми Наркомзему меня назначили главным агрономом Летского райземотдела. Райвоенкомат сообщил мне, что я от мобилизации освобожден по брони и оставлен в тылу с боевым заданием - выращивать хлеб для снабжения фронта.

Первоочередной задачей того времени было расширение посевных площадей и повышение урожайности всех сельхозкультур. Чтобы обеспечить выполнение поставленной задачи, надо освоить полевые севообороты. К этой работе кроме меня были привлечены старший агроном МТС т. Скрипова М. И. и старший землеустроитель т. Горшков Ф.И. Работали напряженно и в результате во всех колхозах были введены полевые севообороты. Началась подготовка к первому весеннему севу военного периода. План посева дали с увеличением на 500 Га на пятилетку за счет подъема целины и залежей. Посевная кампания началась в тяжелых условиях. Основная рабочая сила (мужчины и часть женщин) из колхозов была мобилизованы в Советскую Армию. Также мобилизована тягловая сила - лошади. Летская МТС была организована в 1937 году. Новых тракторов и запасных частей в последние годы не поступало. Годные тракторы главным образом использовались на вспашках целины и залежей. Лошадей на пахоте не хватало. Для пополнения тягловой силы приходилось на пахоте и бороньбе использовать коров и быков. Оставшиеся от лошадей хомуты приспособили для коров и бычков. Пахать запрягали двух коров. Один человек идет за плугом, другой водит корову под yздцы по борозде.

Надо было восстанавливать для пахоты сломанные тракторы, но запасных частей не поступало. И все-таки выход был найден. Дело в том, что около Мурашей на небольшой железнодорожной станции Вазюк была устроена свалочная площадка для вышедшей из строя военной техники. На эту площадку свозились танки, автомашины, трактора, самолеты, тачанки. Туда из МТС направляли бригаду рабочих, которые на этом кладбище военной техники разыскивали все, что еще могло послужить людям. Отсюда привозили в МТС подшипники, ролики, гильзы, поршни, коленчатые валы и т. д. Таким образом часть тракторов и другой колхозной техники была восстановлена для полевых работ.

Для заделки семян бороны часто таскались людской силой. В отдельных случаях семена заделывались вручную железными граблями. Приусадебные участки колхозники распахивали ночью, тоже людской силой.

Собираясь человек по 5-6, брались за веревки и тащили плуг. Иные распахивали приусадебные участки, приучая таскать плуг своих коров.

Вся эта тяжелая, изнурительная работа ложилась на плечи женщин. Наблюдать это было тяжело до слез, но другого выхода не было. Хлеб и продукты животноводства были нужны для фронта.

В трудных условиях проходила заготовка кормов и уборка урожая. В помощь колхозникам на период уборки урожая мобилизовывали много рабочих и служащих из всех учреждений. Несмотря на это, уборка обычно затягивалась до поздней осени, иногда и до заморозков. Усложнялась уборка еще и тем, что в районе засевалось льном до 300 гектаров, а уборка его проводилась в основном вручную.

В период уборочной страды техника МТС была слабой, так как не хватало запасных частей. Комбайны, льнотеребилки и другая уборочная техника работали с большими перебоями. Для жнеек и косилок не хватало тягловой силы (лошадей).

Колхозники жили в тяжелых условиях. Хлеб в первую очередь сдавался государству в счет госпоставок и натуроплаты. В колхозах оставалась лишь семенные фонды, на трудодни колхозники получали мало.

Для рабочих и служащих была введена карточная система. Рабочим и инженерно-техническим работникам давали хлеба на день по 500 гр., служащим - 300 гр., иждивенцам по 150 гр. Отпуска рабочим и служащим были отменены. За отпускное время зарплата начислялась на лицевой счет в сберкассе. Ежегодно до 1956 года проводилась подписка на государственный заем в размере не менее месячного заработка.

Несмотря на трудности, план посева и других сельхозработ, план сдачи государству продукции земледелия и животноводства выполнялись полностью и своевременно, жили и работали по принципу: все для фронта, все для победы.

За высокие показатели в сельском хозяйстве и выполнение государственных поставок в военные годы 12 человек из района была награждены орденами и медалями и занесены в республиканскую Книгу Почета передовиков социалистического соревнования. Меня наградили Орденом "Знак Почета" и медалью "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-45 г." Записан в республиканскую Книгу Почета передовиков социалистического соревнования (Книга Почета находится в Республиканском краеведческом музее Коми АССР). Награжден Юбилейной медалью "30-летие Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."

Приказом по Наркомзему СССР №142 от 12 марта 1946 года премирован двухмесячным окладом за своевременное выполнение уборки урожая и обязательных госпоставок в 1945 году. Министерством сельского хозяйства и Обкомом профсоюза земельных работников Коми АССР награжден Почетной грамотой. За активное участие в профсоюзной работе награжден Почетной грамотой Президиума Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов (ВЦСПС) г. Москвы.

За период своей работы я несколько раз был на курсах повышения квалификации в сельскохозяйственных институтах в Кирове, Вологде, Ленинграде и Москве.

Помня справедливые поговорки "От плохого семени не жди хорошего семени" и "Что посеешь, то и пожнешь", я решил заняться конкретно вопросами семеноводства. Минсельхоз Коми АССР в 1948 году назначил меня начальником Летской госсеминспекции. Основной задачей была проверка качества семян. Поэтому к началу посевной кампании все семенные фонды колхозов проверялись на посевные качества.

Другой задачей было улучшение семеноводства в районе за счет расширения районированных сортовых посевов. Для производства сортовых семян в районе был организован райсемхоз в колхозе "Звезда" Мутницкого сельсовета. Председателем райсемхоза работал т. Иванов М. Е., агрономом - Лосев А. А. Оба они были активистами по развитию сортового семеноводства и внедрению в колхозах высокоурожайных сортов: рожь "Вятка", ячмень "Винер", овес "Кюто".

В колхозе сортовые посевы проводились на хорошо подготовленных и удобренных полях и получали высокие урожаи, в среднем по 14 центнеров зерна с гектара. В отдельные годы получали рекордные урожаи: рожь "Вятка" - по 23 центнера с гектара, озимую пшеницу "Дюрабль" - до 34 центнеров.

Семенной материал всегда был высокой кондиции и райсемхоз отпускал колхозам в порядке обмена на рядовое зерно семенной сортовой материал. А сортовое зерно "Вятка" даже вывозили в другие районы.

За высокие урожаи сортовых зерновых культур и досрочное выполнение госпоставок председатель колхоза т. Иванов М. Е. был награжден орденом Ленина, агроному Лосеву А. А. присвоено звание Заслуженного агронома Коми АССР, а впоследствии он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Семеноводству, как видите, уделялось большое внимание. Согласно указаниям правительства, в каждом колхозе выделялись семенные участки в размере 15% к общей посевной площади, они засевались сортовыми семенами. Урожай с семенных участков предназначался только для посева. Расходовать на другие цели его категорически запрещалось. Осуществлять контроль над семенными участками должен был начальник госсеминспекции.

Довольно серьезно вопрос стоял и с семеноводством картофеля. В районе посадку проводили местным сортом "Ранняя роза", который сильно поражался фитофторой (болезнью картофеля). В 1942-1943 гг. в районе картофельные поля были полностью поражены фитофторой, урожай получали очень низкий. Чтобы получить фитофтороустойчивые и высокоурожайные сорта, под руководством семенной инспекции был заложен опытный участок в колхозе "Югыдлань" с 10 различными сортами, полученными из разных сортоиспытательных участков филиала Академии Наук Коми АССР и местных хозяйств. Из опыта выявлены два сорта - фитофтороустойчивых, но, к сожалению, малоурожайных. Образцы были высланы в Москву в институт картофелеводства для дальнейшего изучения. Относительно устойчивым и высокоурожайным оказался сорт "Берлихинген", который впоследствии был широко распространен в районе и давал хорошие урожаи.

В 1958 году Министерством сельского хозяйства Коми АССР я был переведен из Летского района на работу в Сыктывкарский совхоз, а впоследствии в Сыктывкарский сортоиспытательный участок. Работа в сортоиспытательном участке интересная, чисто агрономическая. За мной были закреплены зерновые культуры и клевер. Урожаи получали довольно высокие и по рекомендации Госсортсети некоторые сорта были районированы отдельным колхозам.

В последние годы предпочтение делалось картофелю, овощам и кормовым культурам.

Работал в Сыктывкарском сортоучастке я до 1960 года. В общей сложности по специальности в сельском хозяйстве проработал 35 лет, а общий стаж работы - 42 года. Член КПСС с 1953 года, член профсоюза с 1925 г.

Из-за сильного ухудшения зрения (по причине катаракты) не стал видеть даже номера автобусов. Для хотя бы частичного восстановления зрения пришлось оперировать глаз, и все же стал инвалидом по зрению.

Промышленным отделом Горкома партии был направлен директором Сыктывкарского учебно-производственного предприятия ВОС (Всероссийского общества слепых). Работал директором Сыктывкарского УПП ВОС с 1960 года до 1966 года, до выхода на пенсию в возрасте 61 года.

За время моего руководства для работников УПП было выстроено два благоустроенных кирпичных дома на 56 квартир и два дома на 12 квартир. Намного улучшились жилищно-бытовые условия рабочих и служащих, переселившихся в новые дома из тесных общежитий. Построены три производственных объекта: в селе Визинга новая пимокатная мастерская, в Сыктывкаре - второй этаж производственного корпуса, автогараж с центральным отоплением и пильный цех. Приобретено много нового оборудования - моторов, станков, ручной труд заменен машиной. До постройки указанных объектов рабочие-инвалиды по зрению работали в уличных условиях (в бывшей приспособленной конюшне Комилеса), автомашины стояли под открытым небом при 40 градусах мороза. С постройкой производственных объектов намного улучшились производственные и санитарные условия работы.

В настоящее время в Учебно-производственном предприятии работает инвалидов по зрению более 100 человек. За год предприятие изготовляет капроновых половых щеток 270 тыс. штук, щеток-сметок - 400 тыс. штук, товарной продукции изготовляют на общую сумму 740 тысяч рублей.

За активную работу в Обществе слепых я занесен в Книгу Почета Коми республиканского правления ВОС, награжден восемью Почетными грамотами и медалью "Ветеран труда".

Кроме основной служебной работы, всегда имел общественные поручения: десятки лет работал председателем ревизионной комиссии ТПО ВОС, два раза избирался членом Коми республиканского правления и два раза председателем ревизионной комиссии Коми республиканского ВОС. Член ВОС с 1963 года.

Любительским садоводством я начал заниматься с 1955 года в селе Летка. Несмотря на то, что с. Летка самый южный район Коми АССР и сосед Кировской области, в Летском районе плодово-ягодными культурами не занимались. Меня заинтересовало, что в г. Кирове, в Котласе на приусадебных участках посажены клубника, крыжовник, яблони цветут и плодоносят. Из Кировского ботанического сада привез несколько корней клубники "Виктория", из Сыктывкарского плодопитомника - крыжовник и саженцы яблонь.

Все культуры прижились на приусадебном участке. Клубника и крыжовник начали плодоносить. Ягодниками заинтересовались односельчане и быстро распространили на свои участки.

Яблони начали плодоносить на третий год - в 1958 году. Рядом с яблонями поселил три пчелосемьи (занятие пчеловодством очень интересное и полезное). По моему примеру яблони были посажены перед Летской средней школой и тоже плодоносят.

С переводом в Сыктывкар сад был оставлен агроному Лосеву А. А., который занимается любительским садоводством до настоящего времени.

В 1965 году в г. Сыктывкаре на приусадебном участке я посадил яблони разных сортов: "Янтарка", "Северная зорька", "Пионер" и "Фестивальная". Саженцы были мной завезены из Кировского плодопитомника. В 1966 году из Челябинского плодопитомника получил саженцы яблони "Уральская наливная", вишни-полевки и сливы "Красноплодной ранней". Все эти культуры привились и плодоносят. Первым моим помощником по созданию плодового сада всегда была моя жена Софья Михайловна Карманова.

Из Челябинского плодопитомника в 1968 году почтовыми посылкам были получены 60 штук саженцев яблонь, которые розданы любителям-садоводам Сыктывкара.

В условиях Севера важно сохранить деревца от заморозков, поэтому их надо зимой засыпать снегом. Особенно надо утеплять корневую систему, так как уже при температуре минус 13 градусов корни яблонь могут погибнуть.

В Сыктывкаре, в доме политпросвещения, ежегодно организуются занятия университета охраны природы, и слушателям факультета садоводства я читаю лекции о любительском садоводстве.

В городе Сыктывкаре, ежегодно, в августе месяце, проводится выставка "Человек и природа", где я показываю свои экспонаты: яблони, вишни и сливы, выращенные на своем участке. За активное участие в выставке "Человек и природа" награжден двумя Дипломами (первой и второй степени), двумя Почетными Грамотами и памятными подарками. Народ интересуется и многие желают заняться любительским садоводством, но встречают трудности в приобретении саженцев. По-моему, настало время в одном из хозяйств Сыктывкара организовать плодопитомник по выращиванию саженцев яблонь, вишни, облепихи и других культур. При наличии плодопитомника намного расширится садоводство в городе и районах.

Мой призыв: при каждом школьном участке должны весной цвести яблони и вишни, чтобы осенью любоваться и наслаждаться их плодами. Такое мероприятие будет прививать учащимся любовь к труду, к природе.

20 января 1984 года, агроном Карманов В. А.