Корни и Ветки. Селилово

просмотров: 4900

Корни и Ветки. Селилово
Исследование родословной, основанное не только на собственных воспоминаниях, но и на использовании записок моего отца Петроченкова Федора Антоновича, первого грамотея и книгочтея в нашей деревне.


От Автора


В наше сумасшедшее электронно-космическое время, когда жулик и бандит может стать министром, депутатом, мэром и даже президентом, когда «производить» менее престижно, чем торговать, а вернее спекулировать, когда старых родителей стараются или уморить, или спихнуть в дом престарелых, когда девушки стали «тёлками», а двенадцатилетние девочки занимаются проституцией, интерес к своему роду-племени проявляется, прежде всего, у вылезающего из щелей дворянства, наследственной интеллигенции. А так называемые «новые русские» считают, что при наличии «бабок» о происхождении не спрашивают.

Мы уже забыли, как в достославные сталинские времена и стар, и млад искали или изобретали доказательства своего происхождения не от сохи даже, а непосредственно от мотыги, от дубины, которой наши пра- пра- пра- прадеды убивали для пропитания не только медведей и кабанов, но и хорошо утепленных мамонтов. Если на такие повествования знаний и таланта не хватало, то плели про бедолаг безлошадников, потомственных пролетариев, родственников декабристов, побочных детях Халтурина(?) и даже сыновьях лейтенанта Шмидта(?).

Встает вопрос, а чего-то мне на старости лет взбрело в голову заняться историей нашего рода? А я и сам не знаю. Получилось как-то неожиданно. Пользуясь свободным временем в зимний период (летом я занимаюсь садом и огородом и на писанину времени не остается после дня борьбы с сорняками и вредителями) перечитал записки моего отца, и захотелось оставить моим внукам и внучкам, надеюсь и правнукам, более развернутое описание не всего, а основных ветвей генеалогического дерева нашего рода, выросших на суглинках(?) и асфальте. Пусть не забывают в какой земле находятся их корни, в каких условиях формировались характеры и жизненные принципы разных поколений или ветвей нашего не очень развесистого родового древа.

К тому же хоть что-то да останется после того, как плоть моя превратится в горсточку пепла. Пустячок, а приятно.

Сторона Моя, Сторонушка


Земля-матушка богата
Много есть на ней людей
Воздеяньем таровата
Для своих жильцов-детей.
Ф. А. Петроченков


Среднерусская возвышенность расположена в умеренном, атлантико-континентальном европейском поясе. Погода в наших местах умеренно теплая, умеренно влажная и умеренно морозная. И солнышком Бог не обидел. Солнечная инсоляция почти такая же, как в континентальной Восточной Сибири.

Конечно, среднерусская возвышенность - не Кавказ и даже не Южный Урал. Наиболее точную характеристику этого района дали русские ямщики: «С горки на горку, барин даст на водку. Катай не жалей!» Следовательно, наряду с возвышенными местами, были и низины, где озимые нередко вымокали. Имелись и моховые болота, и трясины, правда небольшие, но достаточные для пропитки рек, речушек и ручейков.

Сохранению водных запасов способствовали и смешанные широколиственные леса, богатые грибами, ягодами, лещиной, можжевельником, липняком - основным материалом не только для лаптей (основной и очень практичной обуви), но и для пестерей (плетеные из лыка четырехугольные короба с крышкой, в которые брали хлеб, отварную картошку, лук и другие сухие продукты для обеда в поле или на сенокосе), кузовков, мочалы и даже веревок. По берегам рек рос ивняк (лоза) из которого изготавливались большие (для переноски сена из сарая в хлев) и малые корзины, их называли плетухами, а также кошевни для розвальней. Кошевня - это съемная трапециевидная корзина без дна, с помощью которой обычные сани-розвальни становились возком.

Зимы, как правило, были многоснежными и морозными. Средняя температура января 18-20 градусов мороза. Снежный покров лежит 100-110 дней, а реки покрыты сплошным льдом пять месяцев. Были случаи когда морозы в январе достигали 43 градусов. В такие дни вода, замерзшая в щелях бревен избы, начинала разрывать их. Услыша такой треск в стене своей избы старушки крестились и говорили: «опять мороз-батюшка дрова колет».

Словом, все как в стихотворении - «Зима. Крестьянин торжествуя на дровнях обновляет путь». Бездорожье кончилось. Можно и за дровами, и в гости съездить. С начала снегопада на полевых дорогах ставили вешки - большие еловые ветки или снопики соломы на кольях. Иначе, даже в двух-трех верстах, в зимнюю пургу, особенно ночью, можно было заплутать, а на потерявших дорогу могла напасть волчья стая. Удрать от нее нельзя, в особенности когда лошадь тонет в снегу до самого живота.

Волк - стадный и очень умный зверь. Сворой руководит самый сильный и осторожный зверь, обладающий выверенной смертельной хваткой. Он организует охоту, как хороший полководец. В погоню отряжают молодых и быстрых, на флангах - смелых и матерых. Прежде всего атакуют лошадь. Ноги у паха и шея - самые уязвимые места. Коня схватили и человеку не уйти.

Есть даже особый вид зимней охоты на волков. С поросенком. Обычно трое охотников едут на лошади в лес. Лошадь должна быть привычная к вою и даже близости волков, у которой шея от хомута до головы защищается ошейником из толстой кожи. Сани должны быть с кошевкой, т. е. плетеной из лозы корзиной по размеру саней, защищающая как от броска волка на сани, так и от падения седоков при очень резком рывке лошади в сторону.

Итак, трое охотников садятся в кошевку. Двое с ружьями, а третий, кучер, имеет арапник с заплетенной в конце свинчаткой