Депутаты от Коми края в Государственной Думе Российской империи (М. Таскаев)

просмотров: 507

Депутаты от Коми края в Государственной Думе Российской империи (М. Таскаев)10.09.1869, Визингская волость Усть-Сысольского уезда Вологодской губ. – 24.09.1918, г. Котлас.

Депутат III Государственной Думы Российской империи (1907–1912) от Вологодской губ. Член комиссий Государственной Думы по народному образованию, по старообрядческим делам, по рыболовству, докладчик Комиссии Государственной Думы по народному образованию. Поддерживал черносотенное монархическое движение, в Государственной Думе входил во фракцию «правых».

Первый депутат Государственной Думы – уроженец Коми края. Родился в семье потомственного православного священнослужителя. После окончания Вологодской духовной семинарии (1891) работал 5 лет учителем школ грамоты и церковно-приходских школ в Визингской волости – в с. Муфтюга на Удоре и в с. Подчерье на Печоре. Много общался с удорскими и печорскими раскольниками-старообрядцами, участвуя в том числе в нравственно-богословских диспутах с представителями различных религиозных течений на местах и получив известность в губернии как православный миссионер-богослов, знаток крестьянской души. В 1896 г. был назначен помощником Вологодского епархиального миссионера, вошел в состав усть-сысольского отдела созданного в этом же году в Великом Устюге религиозно-общественного братства во имя св. Стефана Великопермского при Прокопьевском соборе. Братство преследовало миссионерские и просветительские цели, курировало церковно-приходские школы Великоустюжского викариатства; имело статус епархиального, подчиняясь епископу Вологодскому и Тотемскому и епископу Великоустюжскому.

Деятельность губернских миссионеров в раскольничьей среде широко освещалась на страницах «Вологодских епархиальных ведомостей». Так, в 1902 г. публиковались материалы о состоянии раскола в Вологодской епархии, в том числе отчет великоустюжского Стефано-Прокопьевского братства. Помощник вологодского епархиального миссионера С. Н. Клочков писал, что всего раскольников во вверенном ему округе 2 012 человек (в Усть-Сысольском уезде – 1 802 человека, в Яренском – 210). Клочков оговаривал, что эти цифры не совсем точны: он знает «убежденных раскольников, в продолжение 20 лет не бывших у исповеди, однако записанных в число православных». Помощник миссионера перечислял такие наиболее распространенные раскольничьи течения в Коми крае, как беспоповцы, даниловцы (Летский приход), нетовцы (Керчемский и Вочевский приходы), «последователи старопоморского согласия» (Печорский край), странники (Удорский край), безбрачники и др. Размышляя об истоках раскола в Коми крае, Клочков писал:

Можно думать, что раскол занесен сюда с низовьев Печоры из Пустозерска, где был в ссылке один из первых вождей раскола протопоп Аввакум, тогда появление раскола... нужно отнести ко времени конца XVII или началу XVIII в. Может быть, раскол здесь появился из Печорской губернии, Чердынского уезда, т.е. с верховьев Печоры, тогда давность существования раскола здесь нужно отнести к концу XVIII или началу XIX в.
(Вологодские епархиальные ведомости. 1902. № 18.)


Основными причинами устойчивости раскола в Коми крае в начале ХХ столетия Клочков считал следующие:

...раскольники постоянно указывают на худую жизнь окружающих их православных, на уклонение их от исполнения уставов церкви. В жизни православных, следовательно, заключается одна из важных причин устойчивости раскола в нашем крае.
(Вологодские епархиальные ведомости. 1902. № 18.)


Помощник епархиального миссионера Клочков состоял в Стефано-Прокопьевском братстве вплоть до его роспуска в середине 1918 г. Входил Клочков также в Усть-Сысольский комитет попечительства о народной трезвости. За свои просветительские и миссионерские труды он был награжден Священным синодом Русской православной церкви Библией и золотой медалью на Анненской ленте. Женился на крестьянке, одной из первых профессиональных акушерок Коми края Н. П. Клыковой, имел 3 детей (сын Владимир, дочери Ольга и Вера).

В 1907 г. в стране началась избирательная кампания в III Государственную Думу. С. Н. Клочков был избран депутатом Думы на Вологодском губернском избирательном собрании 10 октября 1907 г. и переехал в Санкт-Петербург.

В III Государственной Думе С. Н. Клочков, как и многие депутаты-священнослужители, поддержал черносотенное монархическое движение (на тот момент самое многочисленное в стране политическое течение), вступил в депутатскую фракцию «правых». Председателем фракции был доктор исторических наук, профессор Харьковского ун-та А. С. Вязигин, считавший, что монархисты могут изменить нараставшую в стране революционную ситуацию путем активной политической деятельности. Из известных депутатов во фракцию «правых» также входили черносотенцы В. М. Пуришкевич (основатель организаций «Союз русского народа» и «Союз Михаила Архангела», будущий участник убийства фаворита императора Г. Г. Распутина), граф А. А. Бобринский 1-й, Н. Е. Марков 2-й (один из лидеров российского черносотенного движения, в будущем активный сторонник фашистской идеологии), В. В. Шульгин 2-й, епископ Гомельский Митрофан и др.

Фракция «правых» резко выступала против посягательств Думы на права монарха, против принятия законопроекта о переходе из одного вероисповедания в другое, за укрепление религиозного (читай: православного) образования. «Правые» пропагандировали принципы единства нации, неверие в построение идеальных схем переустройства общества, признавали естественное неравенство как между индивидуумами, так и народами. Генеральный тезис фракции «правых» был озвучен с трибуны Думы: «Незыблемость Самодержавия – основа государственного строя России». В Думе «правые» были приверженцами тактики так называемых «малых (но реальных) дел».

С. Н. Клочков состоял в думских комиссиях по народному образованию, старообрядческим делам и рыболовству. Активно участвовал в выработке законопроектов «Об улучшении и увеличении крестьянского землевладения и землепользования», «О выдаче пособия крестьянам при переселении на отрубные участки», «Об изменении законодательства о взимании и отправлении земельных и натуральных повинностей крестьян» и др.

После роспуска Думы 30 августа 1912 г. и окончания депутатских полномочий С. Н. Клочков вернулся в Усть-Сысольск и продолжил миссионерскую деятельность. Работал также мировым судьей. После революции 1917–1918 гг. он был арестован в числе наиболее известных общественных деятелей Усть-Сысольска, обвиненных в антисоветской агитации. В своем заявлении в Усть-Сысольскую ЧК Клочков писал, что «обвинять его в спекуляции, саботаже, как и в контрреволюции Комиссия едва ли имеет какое-либо основание»: «Всем требованиям Временного правительства я подчинялся, налоги платил исправно. Таково же мое отношение и к Советской власти. Никто не может сказать, что я выступал где-либо с призывом к свержению Советской власти...». Усть-Сысольская ЧК этапировала группу арестованных ею лиц в Котлас на суд полевого ревтрибунала. В обвинительном акте следственной комиссии Революционно-полевого трибунала при штабе командующего Котласским р-ном в отношении С. Н. Клочкова было написано, что он, «мнимо признающий Советскую власть, может под этим щитом осуществлять свои гнусные идеи». Комиссия нашла, что в действиях С. Н. Клочкова состав преступления есть. По всей видимости, ревтрибунал прекрасно знал о черносотенных политических взглядах С. Н. Клочкова. Лидер большевиков В. И. Ленин еще в 1905 г. заявил, что «отряды революционной армии должны... не ограничиваться одной проповедью..., а выступать и вооруженной силой, избивая черносотенцев, убивая их...».

24 сентября 1918 г. С. Н. Клочков был расстрелян.