Дом купца Василия Оплеснина

просмотров: 2026

Дом купца Василия ОплеснинаВ старинном здании в центре столицы Коми долгое время творились жуткие вещи.

Каменное здание финно-угорского центра по улице Советской в Сыктывкаре на фоне ближних новостроек-«дворянок» смотрится скромной золушкой. Однако с ним связано немало загадок и мистических историй. Некоторые местные жители утверждают, что именно здесь до недавнего времени появлялся по ночам призрак первого хозяина дома, знаменитого в Усть-Сысольске купца Василия Оплеснина.

Ночные кошмары


До капитального ремонта в здании у каждого сторожа и работника финно-угорского центра, впрочем, как и у сотрудников Аптечного управления Коми, базировавшегося здесь до 1996 года, имелась своя ночная «страшилка». Поэтому редко кто соглашался дежурить в здании в одиночку. Обычно приглашали для компании родственников или знакомых.

Пришлось мне как-то остаться здесь ночевать вместо свекрови, – рассказывает директор центра Светлана Белорусова. – К тому времени я была уже напугана историями коллег о проделках «потусторонней силы»... Ночь прошла спокойно, но под утро в зале вдруг грянула музыка.

Светлана Ивановна, по ее словам, испытала жуткие мгновения: «Первым делом я позвонила родственнице, попросила ее срочно приехать».

Пересилив страх, директор все-таки решила сама, еще до приезда свекрови, обследовать помещение и обнаружила, что источником шума был музыкальный центр. Но почему он самопроизвольно включился, кто воткнул вилку в розетку, так и осталось загадкой.

Почти с десяток очевидцев свидетельствуют, что подобные необъяснимые вещи творились в «нехорошем» доме на протяжении нескольких лет. Призрака никто воочию не видел. Зато постоянно слышались звуки шагов (нетвердых, шаркающих) и какое-то глухое, как бы раздраженное, бормотание. «Сами собой» опрокидывались стулья. Открывались-закрывались двери (хотя самая тяжелая из них – в бухгалтерию – в конце рабочего дня всегда запиралась на щеколду с массивным замком). С этажерок ни с того ни с сего падала и вдребезги разбивалась посуда. И даже колокольчик, без языка, вдруг начинал резко, заливисто звенеть…

Терпения деятелей культуры хватило на несколько лет. В 2002 г. здание решили освятить, эту процедуру совершал сам епископ Сыктывкарский и Воркутинский Питирим. А еще через полгода центру наконец-то выделили средства на капитальный ремонт. Сначала убрали каменный мешок между первым и вторым этажами – своеобразный подпол. Затем сделали перепланировку. Со стен и потолка убрали старинную лепнину.

– Когда начали вскрывать пол, строители позвонили и попросили меня срочно приехать, – рассказывает директор центра. – Они показали мне металлические штыри, перпендикулярно воткнутые в бетон. При этом никакой практической надобности они не имели...

Непонятные железки выбросили, заменили полы, балки. В 2003 году финно-угорский центр отметил свое «второе рождение». Какое-то время ждали, что призрак вновь начнет «хулиганить». Однако барабашка исчез. Потихоньку сторожа начали забывать о своих прежних страхах и проделках потустороннего обитателя старинного здания. «Хозяин, кажется, успокоился», – говорили они.

Время, назад!


А хозяином дома когда-то был знаменитый в Усть-Сысольске купец Василий Оплеснин. Выходец из крестьянской семьи, он в 58 лет стал мировым судьей. Еще через год достиг вершины, до которой во времена царской власти крестьянину по рождению было трудно подняться, – стал председателем Усть-Сысольской земской управы.

После революции, будучи 70-летним стариком, Оплеснин лишился всех нажитых богатств. И, говорят, одолела его такая черная тоска, что он якобы повесился в собственном доме на люстре...

Так гласит легенда. Но для того, чтобы разобраться, кто же такой Василий Петрович Оплеснин, нужно «отмотать» время назад. В этом нам поможет известный в республике историк-краевед Михаил Рогачев.

Торговец и заводчик


В районе улицы Набережной (ныне Кирова) и Спасской (Советской) сложился административно-торговый центр города. Именно здесь располагались немногочисленные кирпичные и деревянные особняки городского купечества.

По числу домов Усть-Сысольск твердо удерживал третье место в Вологодской губернии после Вологды и Великого Устюга. В 1899 году их насчитывалось 724, в 1910 году – 940. В основном это были деревянные постройки. На весь Усть-Сысольск – всего 12 каменных зданий, из которых только 4 частных жилых. Среди них и дом купца Василия Оплеснина. В своем первоначальном виде он сохранился сегодня лучше других.

Родился Василий Петрович в 1844 году в семье крестьянина. Имея определенные способности и умение воздействовать на людей, он быстро шел к вершинам предпринимательской деятельности и земской власти. Состояние его, купца второй гильдии, оценивалось в более чем 20 тысяч рублей. Для сравнения: новый деревянный дом стоил тогда всего 100 рублей.

Купцы в Усть-Сысольске занимали привилегированное положение. Поместных дворян в городе практически не было. А чиновники жили, как правило, на порядок хуже богатых предпринимателей. Посему именно купеческие дочки слыли самыми завидными невестами. У Василия Петровича от первого брака имелись сын и дочь. Во второй раз купец женился на девушке, которая была младше его на 20 лет. Она подарила мужу еще 6 дочерей.

Жили Оплеснины на широкую ногу. В 1872 году глава семейства держал в Усть-Сысольске четыре лавки, в которых торговал мануфактурными, бакалейными и колониальными товарами. Затем открыл магазин, один из самых крупных в городе, с годовым оборотом 25 тыс. рублей. А в 1892 году построил для своей многочисленной семьи тот самый дом на улице Спасской.

Оплеснин был одним из немногих купцов-землевладельцев. Он владел 500 десятинами «лесной дачи», где велись лесозаготовки. К 1897 году Василий Петрович прибрал к рукам 737 десятин земли. Кроме того, содержал и кустарный заводик по выделке кож с годовым производством на сумму 10 тыс. рублей.

Параллельно предпринимательской деятельности шла в гору его карьера по общественной линии. В 1907 году Оплеснина избрали председателем Усть-Сысольской уездной земской управы. Земские учреждения занимались «попечением о развитии местной торговли и промышленности», развитием народного образования и здравоохранения, почты, строительством дорог и т.д. С приходом на этот пост упрочилось не только социальное, но и материальное положение купца Оплеснина.

Из князи в грязи


Когда в Усть-Сысольск пришла советская власть, Василия Петровича в один момент лишили накопленного за полвека имущества. Дом в 1918 году отобрали. Верхний жилой этаж приспособили под столовую-чайную для рабочих. В нижнем этаже сделали магазин.

Последнее упоминание о купце в документах - регистрационная справка «нетрудящегося элемента» от 18 октября 1919 года: «От роду 75 лет, семейства не имеет, особых определенных занятий в настоящее время не имеет, живет в Усть-Сысольске на чужой квартире».

Усть-сысольский богатей, общественный деятель и уважаемый в городе человек в одночасье превратился в жалкого нищего старика. Говорят, что незадолго до смерти он, грязный, оборванный, частенько появлялся перед своим домом, с тоской оглядывая бывшее жилище. Но хотя версию о самоубийстве отрицать нельзя, оно вряд ли могло произойти именно в этом здании.

Как именно окончилась жизнь купца и что стало с его семьей, покрыто мраком истории. Но кое-что все-таки удалось узнать. Например, о потомках Оплеснина. Они живут в Сыктывкаре и по сей день. Среди них – Наталья Линкова, руководитель республиканского телеканала «Коми гор». Ее сын – Алексей Линков – рассказал нам, что праправнучка Василия Петровича долгое время преподавала бухучет в кооперативном техникуме. А ее мать в течение многих лет работала на местном радио.

Что это было?


Конечно, к истории с привидением можно подойти с известной долей скептицизма. Не исключено, что проявления «полтергейста» в доме на Советской имеют самые прозаические объяснения.

Здание было старое, балки прогнувшиеся. А движение на дорогах в последнее время все увеличивалось. Вот и возникал резонанс. И все скрипы, распахивания дверей – не что иное, как его следствие. Да и музыкальный центр могли поставить на «таймер» и забыть об этом, – сомневается сейчас директор финно-угорского центра Светлана Белорусова.

Однако знатоки аномальных явлений, специалисты сыктывкарского салона «Сергали» – Галина и Сергей Мясниковы, – считают иначе:

Представьте себе человека, который добился всего своим титаническим трудом, бессонными ночами мечтая о счастливом будущем не только своей семьи, но и родного края, и вдруг всего лишился. Вполне вероятно, что после кончины Василия Оплеснина его душа не смогла расстаться с материальным миром, в том числе со своим домом. Его дух, нуждаясь в энергетической подпитке, постоянно тревожил обитателей дома. После ремонта и реконструкции и освящения служителями церкви этого здания энергетические привязки могли существенно ослабиться, и душа усопшего успокоилась.