Отец Михаил Земляницын и Олег Иевлев в письмах Ирины Елагиной (Наталья Прокофьева 21 июня 2017 г.)

просмотров: 489

добавить фото к этой публикации...
Из подробных и очень содержательных писем Ирины Борисовны удалось выяснить, что истоки ... трогательной заботы Варфоломея Агапитовича Иевлева о погибшем сыне – в особом укладе жизни, принятом в семье деда Олега Иевлева священника Михаила Земляницына.

Вот что пишет Ирина Елагина Анне Малыхиной в письме от 14 октября 2002 года: «Родился мой дед Михаил Иванович в 1872 году в бедной многодетной семье. Отец его тоже был из священнослужителей. Из детей у Ивана Земляницына, кроме моего деда, было два сына и дочь. Имя одного из братьев моего деда известно, звали его Федор. Имя сестры я не знаю. Знаю только, что она удачно вышла замуж и жила с мужем в Пятигорске. Там у них был свой дом. Отец Михаила Ивановича, по рассказам моей мамы, был человек деспотичный. Младшего брата отца Михаила за непослушание выгнал из дома, и тот пропал без вести. Умер он в возрасте 100 лет, но перед смертью ослеп. Как вспоминает моя мама: “Он почти до 100 лет колол сам дрова”. Деда моего отдали учиться в семинарию».
По окончании семинарии Михаил Иванович женился на девушке из бедной семьи, сироте – Павле. О нелегкой судьбе будущей матушки Ирина Борисовна также повествует в своих письмах: «…родители Павлы Николаевны умерли рано, и ее взяла на воспитание тетка, у которой своих дочек было много. Как вспоминала сама бабушка: “Каждый год шли приготовления к свадьбе. Дочек выдавали замуж”. Дошла очередь и до нее. Когда они поженились с дедушкой, ей было всего 16 лет. Весной 1904 года деда назначили первым диаконом Усть-Сысольского Троицкого собора».
Поначалу молодой священнослужитель и его супруга снимали квартиру. Потом отец Михаил решил построить свой дом. Денег на его постройку занял у своей сестры, жившей в Пятигорске. Родовое гнездо Земляницыных было возведено на берегу реки. По словам Ирины Борисовны, дом был небесно-голубого цвета, двухэтажный, с двумя балконами, выкрашенными в белый цвет. Семья Земляницыных занимала четыре комнаты на первом этаже, в четырех комнатах второго этажа проживали квартиранты. В дом батюшки вели два входа – парадный и черный. По воспоминаниям Ирины Борисовны, тогда дом деда был самым красивым в городе. Многие восхищались, иные завидовали…
Когда Сыктывкар в первые годы революции стал местом ссылки, в доме отца Михаила проживало много интересных и высокообразованных людей со всей России.
Любило собираться у Земляницыных и местное духовенство. Часто приходил к отцу Михаилу будущий священномученик Павел Малиновский. Для гостей отец Михаил пел, аккомпанируя себе на органе – главной достопримечательности семьи Земляницыных.
Отец Михаил, словно предчувствуя скорое расставание с близкими, не отпускал их от себя. Когда вышла замуж его дочь Варвара Михайловна – за участника Гражданской войны Варфоломея Агапитовича Иевлева, батюшка выделил молодой семье в своем доме две комнаты с обстановкой. В такой атмосфере заботы, внимания, любви и уважения родился в 1923 году в доме деда Олег Иевлев.

Внук священника и сын… сотрудника НКВД


Ответственное дело воспитания внука было доверено матушке Павле. Внук священника рос как все мальчишки. Учился стрелять из ружья на охоте. Увлекался шахматами, сконструировал самолет, который висел под потолком в сенях дома. Очень хорошо рисовал. «Помню портрет Чапаева, Пушкина. Сходство с оригиналом полное. Это меня еще девочкой поразило. Кроме этого в гостиной дома еще долго после войны висели рисунки Олега, на которых была изображена природа. Он очень любил природу, так как вырос на лоне ее», – рассказывала Ирина Борисовна.
Вскоре Варфоломея Агапитовича назначили директором подсобного хозяйства НКВД под Сыктывкаром, выделили ему дом в совхозе НКВД. А Олег стал не только внуком священника, но и сыном… сотрудника НКВД.

Хранитель семейных тайн


Но идиллия в доме священника продолжалась недолго. «Первый удар был арест деда весной 1932 года, – рассказывает в своих письмах Ирина Борисовна. – Ему дали три года ссылки, правда, недалеко от Сыктывкара».
В семье сохранился рассказ о предзнаменовании этой ссылки. Незадолго до ареста вся семья сидела за обеденным столом. Во дворе, напротив окна столовой, цвела большая черемуха – особо любима она была отцом Михаилом, и часто батюшка отдыхал в ее тени. Вдруг огромный куст черемухи оборвался и с большим шумом упал. Потом на ветку черемухи села кукушка, трижды прокуковала и улетела. Вскоре отца Михаила арестовали и выслали на три года из Сыктывкара…
После возвращения из ссылки батюшки его семью ждало новое испытание: в огне пожара погиб дом Земляницыных. Сгорели архивы и фотографии отца Михаила. Вот почему не смогла я найти ни одной хорошего качества фотографии священника. После пожара семья отца Михаила жила на квартире у знакомых.
Второй раз батюшку арестовали в августе 1937 года, и больше отец Михаил к родным не вернулся. Матушка Павла так и умерла в неведенье о дальнейшей судьбе супруга. Однако был человек, который знал, что произошло на самом деле с отцом Михаилом, но молчал долгие годы, – Варфоломей Агапитович, отец Олега Иевлева.
«Когда я закончила 10-й класс, он мне об этом рассказал», – пишет в письме Анне Малыхиной Ирина Елагина.
Приятель из НКВД признался Варфоломею Агапитовичу: «Мы твоего тестя… того, прикончили».
«Дядя рассказал мне, что ему стало плохо. Он еле сдержался, чтобы не разрыдаться. Ведь он очень уважал моего деда и любил. Выполнил перед ним свой долг. Взял бабушку к себе, когда после ареста деда она осталась одна, без средств к существованию», – вспоминала Ирина Елагина.
Из-за этого терпел Варфоломей Агапитович от НКВД всякие притеснения. «Зачем взял к себе жену попа?» – кричали на него сослуживцы, а начальство несправедливо наказывало. Так, например, он завоевал 1-е место на сельскохозяйственной выставке в Москве за свою работу в совхозе, за урожай, который он вырастил как агроном, но начальство его на выставку не пустило из-за того, что его жена – поповская дочь.

Новое испытание готовил ему сын Олег. В старших классах Олег подружился с девочкой Нюрой из семьи ссыльных. Это не понравилось Варфоломею Агапитовичу, и он приказал прекратить такое опасное для семьи сотрудника НКВД знакомство. Изобретательный Олег придумал секретный шрифт, чтобы общаться с приглянувшейся ему девушкой, и разработал приемы конспирации при походе в школу. Друзей выследила работница совхоза НКВД и рассказала Ирине Елагиной, как Олег и Нюра шли в школу: «Каждый шел как бы сам по себе, но по дороге в город, когда совхоз исчезал из поля зрения, один поджидал другого, и шли в школу вместе».

Последнее письмо


Так получилось, что последнее письмо перед гибелью Олег написал любимой девушке: «Предстоит тяжелый бой. Если в этом бою мне суждено погибнуть, то в своем сердце я унесу и тебя»…

О гибели Олега Нюре написал его однополчанин: «Он погиб на моих глазах. Да, тяжело переживать эту утрату. Особенно прошу не горевать, т.к. много погибло за честь Родины и за счастье молодости, но, наверное, судьба наша такая. Неправда? Жалко, что наша молодая жизнь проходит в таких условиях. Ох! Как хочется вздохнуть свежим воздухом, где не почувствуешь гари снаряда, мин и чирикание пуль. Неправда, близок тот день, когда разобьем немецкую сволочь, свободно вздохнут освобожденные от немецкого рабства люди, а также усталая от войны молодежь; возможно, среди молодых свободно вздохну и я».

Ирина Елагина рассказала, что случилось дальше: «Через некоторое время Нюра возвращалась из пединститута, где училась, домой. По дороге в совхоз ей стало плохо. Она присела у дороги. Сердце остановилось, она умерла…»
Через два года после смерти сына Варфоломей Агапитович отправился на место его гибели, которое так подробно было указано в извещении о смерти Олега Иевлева: «Ленинградская область, Мгинский район, полковой пункт погребения № 3, могила № 76, 1-й с юга 2-й ряд юго-восток, д. Вороново – 500 метров».

Аудиозапись его воспоминаний об этом хранится в музее школы. «Туда не пускали, – рассказал Варфоломей Агапитович заведующей школьным музеем Валентине Пилюшиной, – шло разминирование местности. Мне дали провожатого, который проводил меня к месту гибели сына и где он похоронен».

На месте погребения Олега Иевлева установлен обелиск, его имя высечено на одной из мемориальных плит Ленинградской области. Сведения о 20-летнем командире саперного взвода Олеге Иевлеве хранятся в школьных музеях Ленинградской области и Республики Коми.
Родные Олега – новомученики, их смерть была подвигом, их жизнь была подвигом – они воспитали поколение людей, сохранивших, сберегших для нас имена героев, которым мы обязаны жизнью.

Наталья Прокофьева
21 июня 2017 г.







участников в Древе: 5843

отец:мать:
нет информации, добавитьнет информации, добавить
исправить связь исправить связь

можете дополнить или исправить информацию на этой странице?
напишите письмо администратору

просмотров: 1467
Земляницын Михаил Иоаннович

Земляницын
Михаил Иоаннович



даты жизни: 1872 - 25.08.1937


Диакон с. Оквад, с 1904 г. служил в Усть- Сысольском Троицком соборе. Расстрелян.

  • Отец Михаил Земляницын и Олег Иевлев в письмах Ирины Елагиной (Наталья Прокофьева 21 июня 2017 г.)
  • добавить или редактировать информацию или фотографию или видео или публикацию
    супруги:

    Земляницына Павла Николаевна

    даты жизни: 1878 - 26.10.1959
    добавить | исправить связь
    дети:

    Елагина Елизавета Михайловна

    Иевлева Варвара Михайловна

    даты жизни: 04.12.1900 - 01.03.1977
    добавить | исправить связь

    видео:
    нет видео, добавить
    добавить | исправить видео

    фотографии:
    нет фотографий, добавить
    добавить | исправить фотографию

    контактная информация
    Вы можете задать вопрос, уточнить или дополнить информацию, связавшись по эл. почте с администратором этой страницы:

    написать письмо администратору


    Земляницын М. И.: потомки

    внуки и внучки
  • Елагин Михаил Борисович
  • Елагина Ирина Борисовна
  • Иевлев Олег Варфоломеевич
  • Земляницын М. И.: близкие

  • Елагин Борис Николаевич
  • Иевлев Варфоломей Агапитович





  • sitemap


    © www.treef.ru 2009 - 2018