Глава 8. Покровские

просмотров: 59

добавить фото к этой публикацииВ 1915 году девятнадцатилетняя Соня Покровская вышла в Усть-Сысольске замуж за приезжего юриста Харьюзова. Моя мама, которой было тогда 15 лет, участвовала в церемонии венчания в качестве подружки. У Арановичей с Покровскими были добрые отношения, а младший брат Сони, Ваня Покровский, принадлежал к кругу приятелей моей мамы.

В 1917-м году у Софьи Михайловны родилась дочь Ираида. В годы Гражданской войны Харьюзов куда-то исчез из Усть-Сысольска и Софья Михайловна с Ираидой жили вдвоем. Ираида выросла, поступила на учебу в ленинградский экономический институт. В 1937-м году мы с мамой были в Сыктывкаре и мне запомнилось, как однажды к моей двоюродной сестре Жене пришла ее подружка и рассказывала: «Сейчас встретила Ирку Харьюзову, приехала из Ленинграда на каникулы, такая воображала!»

В Ленинграде Ираида Харьюзова познакомилась с Иваном Бадиным, который учился там на каких-то курсах, и вышла за него замуж.

Иван Афиногенович Бадин был военным. Когда началась война, он был старшим лейтенантом, командовал взводом. Все четыре года войны он провел в действующей армии. Ему крупно везло. Он был почти все время на передовой, но ни разу не был ранен или контужен. Кругом убивало товарищей, и рост тех, кто выживал, был быстрым. И к концу войны Иван Афиногенович был уже полковником и начальником штаба дивизии. После войны Иван Бадин еще три или четыре года служил в Германии, где они жили с Ираидой в каком-то немецком городке. У них был хороший особняк с хорошей мебелью. И вообще, жили они там вполне привольно.

В 1948-м или 1949-м году Иван Афиногенович поступил в Москве в Академию имени Фрунзе, так как понимал, что дальнейшего движения по военной службе без высшего специального образования ожидать не приходится. В Москве они сняли комнату в районе Зубовской площади и к ним приехала из Сыктывкара Софья Михайловна, которая здесь быстро отыскала моих родителей и стала часто у них бывать. У нее был открытый, легкий характер и вскоре она стала своим человеком в доме. Я ее стал называть «тетя Соня». И так тетя Соня уже считалась потом всегда нашей как бы близкой родственницей. Так как и Бадины - Иван и Ираида - были людьми гостеприимными, то установилась семейная дружба между нашими фамилиями.

После окончания войны, после демобилизации призванных из запаса и после увольнения в отставку кадровых офицеров по выслуге лет и состоянию здоровью, в армии обозначилась определенная группа офицеров, которую бы я назвал «молодые полковники». Им повезло. Война их пощадила - не убила и не покалечила. Они не прятались за чужие спины, просто им повезло. Им повезло и в военной карьере. Путь от степеней лейтенантских до подполковничьих - даже полковничьих - они прошли за три-четыре года, тогда как нормально на это уходит лет пятнадцать и полковниками становятся примерно годам к сорока. А им еще не было и тридцати. Они были людьми харизматическими, ибо на место убитого командира назначали того, кто сумел поднять в атаку оставшихся в живых, того, кому люди поверили, за кем пошли. Как правило, это были люди требовательные, но справедливые. Достаточно простые в обращении, но в тоже время в их отношении с окружающими, с подчиненными всегда чувствовалась некая снисходительность: дескать, вы что - а мы видали виды. Каждому из них не терпелось стать генералом. Диплом о получении высшего военного образования казался им чисто формальным препятствием на пути к генеральству.

Генералом мечтал стать и Иван Бадин. Ему казалось, что по окончании академии он сразу получит должность командира дивизии, которая автоматически означала быстрое присвоение генеральского чина.

Однако, по окончании академии, Бадин был назначен на ту же должность начальника штаба дивизии. Правда, с такой оговоркой, что, дескать, командир дивизии скоро уйдет в отставку, а ты за это время осмотришься, себя покажешь и его заменишь. Дивизия стояла в Новороссийске, где Бадины получили хорошую квартиру и туда переселились.

Новороссийск - город черноморский и мои родители стали иногда там отдыхать. В свою очередь Софья Михайловна зимой частенько гостила у моих родителей.

Однажды довелось побывать в Новороссийске и мне. В 1953-м году нашей дочке Ирочке исполнился только годик и мы еще не могли поехать отдыхать ни вдвоем, ни втроем. В тоже время казалось обидным как-то не использовать право бесплатного проезда и дополнительные дни на дорогу, которые мне полагались, как военному. Так мы решили, что я на четыре дня съезжу в Новороссийск к Бадиным.

Их быт произвел на меня сильное впечатление. Я впервые увидел действующий электрический домашний холодильник. Я, конечно, читал об этом в книгах, видел в кино, но ни у кого из наших знакомых дома холодильника не было. Также впервые я увидел пылесос, знакомый по немецкому кинофильму «Петер». Причём, не только увидел, а даже сам был удостоен права помочь Ираиде пылесосить ее ковры. Я даже возмечтал тогда, что когда стану полковником - тоже заведу дома холодильник и буду летом есть холодный арбуз. Эта мечта осуществилась существенно раньше. Первый холодильник мы купили в 1960-м году, когда я был еще капитаном.

В Новороссийске Ивану Афиногеновичу генералом стать не удалось. В дивизии происходили ЧП, и когда генерал ушел-таки в отставку, оказалось, что обремененного взысканиями Бадина назначить на должность комдива нельзя. Приехал «варяг», а Ваня так и остался начальником штаба.

Потом сколько-то лет они прожили в Болгарии, куда Ивана назначили военным советником по линии Варшавского договора. Затем, вернувшись в Союз, он получил назначение в город Черновцы - опять-таки начальником штаба дивизии. С этой должности он и уволился из армии - выслуги лет с военными зачетами вполне хватало, да и здоровье стало пошаливать.

На пенсии Иван Афиногенович стал председателем черновицкого областного общества охотников и рыболовов. Как-то они отдыхали с Ираидой в подмосковном Архангельском и мы с Ритой их там навещали. Потом они были у нас, и Иван очень звал: «Приезжайте отдыхать в Карпаты. Я вас устрою в хороший охотничий домик, в горах, в таком чудесном месте и т.д., и т.д., и т.д.». Мы собирались, но так и не собрались.

Потом Иван Афиногенович умер, а Ираида поменяла свою большую черновицкую квартиру на однокомнатную квартиру в подмосковном Троицке. Почему в Троицке. В Троицке жил их сын, и живет до сих пор. У Бадиных детей долго не было, потом родился сын Володя, очень умненький мальчик. Он окончил в Черновцах школу, потом кончил Физтех и работает сейчас в ИЗМИРАНе в Троицке, бывшей Красной Пахре. Защитил кандидатскую. Холост, никогда не женился, детей нет.

Теперь о другой ветви Покровских. Младший брат Софьи Михайловны, Иван Михайлович Покровский, женился на Раечке Комлиной - дочери богатейшего Усть-Сысольского купца Комлина. Это было уже после революции.

В 1921-м году у них родилась дочь Валентина, которая окончила медицинский институт во время войны, и, когда был освобожден от немцев Великий Новгород, она получила туда назначение и там прожила после этого всю жизнь.

Валентина была санитарным врачом, а одно время - Главным санитарным врачом города. Однажды мы у нее гостили, воспользовавшись её гостеприимством для того, чтобы осмотреть Новгород. Она и ее дочь Таня нам много в этом способствовали. В городе они были старожиламии, своими, у них были знакомства в том числе и среди искусствоведов, которые нам показали некоторые достопримечательности Новгорода.

Валентина Ивановна, называемая в семье «Лялькой», имела двоих детей от разных отцов: дочь, Таню Васильеву и сына Владимира, который сейчас живет в Новгороде. Таня носит фамилию отчима, отца никогда не видела. Еще в школе Таня увлекалась всякого рода театральной самодеятельностью, и, окончив школу, пыталась поступать то ли в ГИТИС, то ли в Щепкинское, то ли в Щукинское - но в Москве. Два года подряд она пыталась это сделать, оба раза доходила до какого-то тура и оба раза не проходила. Во время этих экзаменов она жила на Байкальской улице у моих родителей. Не поступив в театральное, Таня поступила на заочное отделение факультета журналистики ЛГУ и стала работать в Новгороде на городском телевидении. Но, окончив институт, она решила делать карьеру все-таки в Москве. В Москве она долгое время снимала квартиры, потом, в итоге (не без помощи Андронникова), сумела купить однокомнатную кооперативную квартиру. В каких изданиях она работала, я точно не знаю, но знаю, что она все время имела дело с Академией наук и умела брать интервью у самых крупных академиков – у Овчинникова, у моего приятеля детства академика Вовки Соколова и ряда других. Сейчас её формальная должность – московский представитель новгородского университета имени Ярослава Мудрого. Вот примерно все о Покровских.