Подвиг врача (Валентин Гладилов)

просмотров: 1389

Подвиг врача (Валентин Гладилов)

Героизм Николая Дзюбы и драма его семьи

Автор: Валентин Гладилов
Газета "Красное знамя", 6 сентября, 2010

.

В истории здравоохранения Коми края не было периода, когда бы его население не испытывало дефицита квалифицированной медицинской помощи. В XIX веке врачей, выходцев из коренного народа, не было вообще, а приезжавшие из центральной России специалисты надолго здесь не задерживались. Причины известны. Это отдалённость от культурных центров, бездорожье, слабая материальная база больниц и приёмных покоев, большие площади врачебных участков, разбросанность населённых пунктов, незнание языка коренного населения, низкая зарплата и т.п. Но некоторые из немногих врачей, приезжавших в Коми край, оставались здесь на десятилетия, а то и до конца жизни и своим подвижническим, самоотверженным трудом стремились оказать максимально возможную помощь местным жителям. Среди них был земский участковый врач 1-го врачебного участка в селе Визинга Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии Николай Иванович Дзюба, один из наиболее ярких представителей лекарского сословия того времени.

Двадцатипятилетний выпускник медицинского факультета Московского университета Николай Дзюба вступил в эту должность в 1894 году, сразу как приехал в село. Приехал и остался навсегда. Здесь завёл семью и с женой Анной Павловной, дочерью священника, воспитывал сына и двух дочерей.

О жизни Николая Ивановича и его семьи известно немного. В статье Михаила Игнатова (2000 г.) приводятся краткие сведения из послужного списка врача, а в статье Анны Сивковой (2008 г.) с большой теплотой рассказано о судьбе самого Николая Ивановича и членов его семьи. Из этих публикаций известно, что Николай Дзюба родился 31 января 1869 года в купеческой семье в г. Ногайске Таврической губернии. Затем учёба в университете и работа в Усть-Сысольском уезде.

В 1905 году, когда шла русско-японская война, Николай Иванович был мобилизован в действующую армию и направлен работать врачом в полевых госпиталях на Дальнем Востоке (Харбин, Манчжурия), где спасал раненых до 1906 года. За проявленное усердие и мужество в этот период уездный врач был награждён орденами Святого Станислава и Святой Анны 3-й степени.

В 1906 году Николай Иванович вернулся в Усть-Сысольск, но остался на службе в военном ведомстве и стал председателем постоянной врачебной комиссии и, по-видимому, продолжал свою работу в должности участкового врача. В памятных книжках Вологодской губернии за 1912-1915 гг. отмечено, что именно он являлся заведующим Визингской больницей. По записям в этих книжках можно проследить рост участкового врача в чинах и званиях. Через пять лет работы в Визинге, то есть в 1899 году, Николаю Ивановичу был пожалован чин титулярного советника, что в табели о рангах соответствовало военному званию "капитан". Всего через год он уже коллежский асессор (майор), а в 1904 году ему был присвоен чин надворного советника, соответствующего подполковнику. (Памятные книжки Вологодской губернии за 1889, 1900 и 1904 гг.).

Во время империалистической войны 1914 года Николай Иванович Дзюба был направлен в Вологодскую губернию лечить раненых в эвакогоспиталях. И опять награды не обошли сельского врача. Как пишет Анна Сивкова: «Восхищает и ошеломляет другое. В свои 47 лет земский врач установил своеобразный рекорд для своего возраста и для немногочисленного ещё тогда лекарского сословия. Его грудь украшали около десятка медалей, два ордена Св. Станислава, ещё два – Св. Анны и Св. Владимира. Было бы, наверное, не столь удивительно, если бы все эти лавры достались столичному светиле или хотя бы губернскому врачу. Но факт остаётся фактом: такой ослепительный «урожай» собрал врач из дремучего северного края».

Все свои награды Николай Иванович Дзюба получил за «усердие и мужество». Эти качества ему были присущи, и он не изменял им до конца жизни. Умер он во время борьбы с эпидемией тифа, заразившись от больного. Похоронили Николая Ивановича в Усть-Сысольске на Кирульском кладбище с воинскими почестями под звуки винтовочных залпов. К сожалению, точная дата смерти врача неизвестна (по одним сведениям – в 1918 году, по другим – в 1920-м) и вряд ли будет установлена, так как большевики сначала снесли кладбищенскую церковь, а затем «разворотили и могилы». На этом кладбище были похоронены и другие врачи-подвижники, посвятившие себя служению коми народу. В частности, Михаил Иванович Тур, Ипполит Степанович Попов и другие. Память о них была стёрта в годы советской власти. Вполне возможно, что на их могилах сейчас стоят дома и строятся коттеджи.

В разных источниках опубликованы сведения о семье Николая Дзюбы. Известно, что Анна Павловна, которая в Визинге была одной из организаторов детских яслей, переехала с детьми в Усть-Сысольск и устроилась на работу в облисполком. Дочь Наташа закончила Московскую Тимирязевскую академию, сын Дмитрий – финансово-экономический институт в Ленинграде, а дочь Татьяна работала переводчиком в Коми книжном издательстве.

Казалось бы, всё для семьи доктора складывалось благополучно, но подошёл страшный 1937 год. Ещё в конце 1936 года в городе Кинешме был арестован по обвинению в троцкизме Дмитрий Дзюба, работавший техническим директором завода, а по другим данным – главным инженером. После следствия, которое продолжалось почти год в Ярославской тюрьме, его отправили на Колыму. 19 февраля 1938 года на прииске Таёжник в возрасте 30 лет сын доктора Дзюбы скончался от истощения. С уверенностью можно сказать, что и от его могилы не осталось и следа.

После ареста сына началась травля его матери. Большую роль в этом сыграло выступление члена обкома ВКП (б) Лапина на проходившем в ноябре 1937 года 3-м внеочередном пленуме обкома с повесткой дня «О работе по разоблачению и выкорчевыванию врагов народа». Лапин, критикуя работу председателя облисполкома Александра Петровича Липина, коснулся и родственников Николая Дзюбы. В частности, сказал: «Сын Анны Павловны Дзюба был комсомольским работником, впоследствии выявленный как троцкист. Сама она дочь крупного кожевенника. Липин троцкиста Дзюбу знал раньше по комсомольской работе, то есть в период своих троцкистских ошибок. Мать троцкиста Дзюбы приютил. Благодарность сына зарабатывает».

Решением пленума Липин был снят с работы как не внушающий доверия и почти сразу арестован, впоследствии приговорён к расстрелу, который через 1,5 месяца заменили на 20 лет лишения свободы и 5 лет поражения в правах. Реабилитирован в 1956 году посмертно.

Через две недели после этого пленума обкома ВКП(б) состоялось общее собрание коллектива облисполкома, на котором разоблачают и «выкорчевывают» из советского аппарата очередного «врага» Анну Павловну Дзюбу. Её «за тесную связь с сыном-троцкистом» исключили из профсоюза и поставили вопрос о снятии с работы в аппарате исполкома. Этот крест «члена семьи врага народа» Анна Павловна несла вплоть до «хрущевской оттепели». Удивительно, как сама Анна Павловна не была репрессирована, ведь и за гораздо меньшие «грехи» в то время людей отсылали в лагеря.

Удивительно и другое. Женщина, потерявшая мужа, сына, дочь Наталью, которая в молодом возрасте умерла в Приполярье, где налаживала сельхозпроизводство, пережившая страшную войну, нашла в себе силы и не переставала добиваться оправдания честного имени своего погибшего в лагерях сына. И она добилась этого. Президиум Ярославского областного суда 10 августа 1957 года пересмотрел дело Дмитрия Дзюбы и отменил постановление Особого совещания при НКВД СССР от 27 октября 1936 года. Дело прекращено за недоказанностью предъявленного обвинения.